Зафиксирован рост мирового потребления пигментов до 9,7 млн. тонн

Мировой рынок красителей и пигментов определяется тенденциями потребляющих отраслей

Рынок красителей для полимеров определяется тенденциями потребляющих отраслей – полимерной (включая производство резин) и лакокрасочной. Т.е. зависит от колебаний спроса на стройматериалы, автопродукцию, упаковку. А последние зависят от общих тенденций мирового потребления, которое в 2005-2010 гг. было на спаде, а сейчас вновь идет в рост. Одним из базовых потребителей красителей является лакокрасочная индустрия. Тут кризисные тенденции временно преодолены, начался рост не только в ново-индустриальных, но и западных странах. Например, в США до 2016 г. прогнозируется рост спроса на покрытия и ЛКМ от 1-2% до 7-8% в год. Учитывая, что это рынок на $23 млрд. (из них треть – покрытия), можно представить, какое оживление ожидает западных поставщиков в эту пятилетку. Не менее перспективны темпы восстановления рынков пластмасс и изделий. Уже почти полвека, как в производстве окрашенных изделий из пластика доминируют технологии их окрашивания в процессе изготовления изделий (до 1970 г. чаще практиковалось окрашивание первичных полимерных заготовок). Примерно тогда же сухие пигменты стали все чаще заменять на их концентрированные растворы в мономерах или других (совместимых с полимерами) жидкостях. Поэтому поставки красителей часто осуществляются в виде концентратов (суперконцентратов). Сейчас на концентраты и суперконцентраты приходится до 1/3 всего рынка красителей, судя по динамике предложений, доля их будет возрастать. В Европе более 95% полимеров окрашивается суперконцентратами, тогда как в Азии – менее половины. Но Азия в своем развитии потребления обычно стремится копировать евростандарты, поэтому грядет рост доли концентратов и на этих растущих мега-рынках.

Для операторов красителей и пигментов очень важно, что тон в росте спроса будут задавать отрасли, нуждающиеся в пигментах. В первую очередь расти будет потребление ЛКМ для внутренней отделки (там нужны различные, в том числе яркие цвета) и автопрома. Наконец, нужна яркая упаковка: по оценкам западных компаний, с 2012 г. до 2016 г. рынок красителей для упаковки вырастет на 25%, доходы – на 60% (до $0,9 млрд.). И хотя его доля составляет, видимо, менее 1% общих поставок красителей для полимеров и ЛКМ (поскольку объем выработки составляет около 37,5 тыс. т), эта тенденция может быть общей для всей отрасли.

Потребление красителей по отраслям распределяется согласно убывающему ряду автомаш – строительные конструкции – пленки – упаковка – дизайн – электро – другие. Красители добавляются в полимер или ЛКМ в относительно небольших количествах, поэтому обороты продаж тут гораздо меньше, чем для полимерных или лакокрасочных изделий. В начале века объем рынка перешагнул порог в 2 млн. т (в 1998 – 1,5, в 2001 – 1,9 млн. т), а к кризису превысил 3 млн. т ( в 2004 г. – 2,6, в 2005 г. – 2,9 млн. т). Сейчас речь идет о 5-10 млн. т (прогноз 2006 г. – свыше 10 тыс. т к 2011 г.), к 2017 г., по подсчетам PRWeb, мировой рынок мастербатчей достигнет почти $8,3 млрд.

Основными потребителями до кризиса выступали ЕС (до 40%, 0,3 млн. т) и США. Европейский рынок остается крупнейшим в мире. Здесь производится почти 1 млн. т, а потребляется порядка 0,8 млн. т мастербатчей. Сейчас наблюдается стремительный рост потребления в миллиардниках – Китае и Индии. По росту потребления регионы составляют убывающий ряд Азия – Латинская Америка – Восточная Европа – Восток – США – ЕС. Доля западных рынков была почти 80% в середине 90-х, вначале века – до 75%, а к кризису – 66%.

Судя по развитию мировой экономики, сейчас доля западных стран упала до примерно 50% при эквивалентном наращивании доли азиатских лидеров. В мире основные направления определяют несколько десятков крупнейших компаний.

Пока это в основном корпорации и концерны западной прописки, хотя в дальнейшем возможно их потеснят китайско-азиатские новые компании. В последнее 10-летие в моду вошли альянсы продуцентов с целью удержаться в бурях кризиса и конкуренции. Например, часть Sandoz и Hoechst объединились в Clariant. В International Colour Alliance вошли Chroma Corporation (США), Lifocolor Farben GmbH & Co. (Германия) и Cromex (Бразилия). Впоследствии в него вошли Panacea Polymers (ЮАР), IWP (Индонезия), World Pigment (Тайланд) и Ngai Hing Hong (Китай). Liquid Color Alliance состоит из Riverdale Injecta Color и Maguire Products. Есть чисто региональные альянсы: так, в Global Colors Group входят: Plastika Kritis (Греция), Global Colors Polska SA (Польша), Romcolor 2000 (Румыния), Senkroma (Турция). Головным предприятием, согласно релизу российского представительства, выступает основанная в 1970 г. Plastika Kritis.

Ведущие мировые продуценты (страна исходного происхождения или нахождения главного офиса)

Компания (страна*) Особенности
Basf (Германия) Крупнейшая мировая компания
Degussa (Германия) Крупнейший европейский продуцент пигментов и высокодисперсных добавок. В последнее время практикует слияния: в 2004-5 – Degussa-Huls, 2009-2011 – Degussa-Evonik
Kronos (Германия) Крупн Крупнейший продуцент двуокиси титана и белых пигментов
Bayer (Германия) Крупнейший фармконцерн
LANXESS (Германия) Один из крупнейших химконцернов. ТМ оргкрасителей для пластмасс – ТМ Bayferrox*, Colortherm, Bayoxide*
Merck (Германия) Крупнейший продуцент химдобавок и реактивов
Global Colors (Греция-Польша-Румыния-Турция) Имеет представительства в Греции, Польше, Турции, Румынии, России, Китае и Франции, импортирует в 52 страны
Kemfra Water Solution (Финляндия) Крупнейший продуцент двуокиси титана и белых пигментов
Huntsman Tioxide (Великобритания) Крупнейший продуцент двуокиси титана и белых пигментов
Color Matrix* (Великобритания) Лидер в производстве красителей для фторполимеров
Другие британские Holliday, Hudron (в топ-10 в 2006 г.)
Cabot (Великобр.-Бельгия-США) Многопрофильная компания, основана в 1882 г. Владеет 59 производствами (по другим данным – 28 заводов), из которых 39 – в США, помимо красителей – катализаторы и нанооксиды. Оборот в 2010 г. – $2,9 млрд.
Ampacet (США-Люксембург) Одна из крупнейших в ЕС. В СНГ – с 2009 г.
Garbfel Chemft (Австрия) До кризиса входила в топ-11 мировых с объемом до 24 тыс. т. В СНГ – с 2007 г.
A.Schulman (Австрия) Главный офис сейчас в США (Огайо)
Ferro Corporation (США)
Plastic Color (США) 40-летний опыт производства в США и Китае
Ciba* (Швеция) До 2009 г. – одна из самых авторитетных компаний в ряде сегментов (оборот 4 млрд. евро) Имела 20 отделений в мире. В 2008-2009 гг. слита с BASF (ТМ Ciba продолжает присутствовать)

* – есть информация о приобретении или поглощении компании.

До кризиса на пятерку компаний – А. Schulman, Ampacet, Clariant, Cabot и PolyOne – приходилось до 60% всех произведенных в Европе суперконцентратов. Учитывая объединенную компанию BASF/Ciba, можно предположить, что сейчас на долю ведущих 6-8 компаний приходится не менее 2/3 евро-производства концентратов. Лидирующие компании демонстрируют оптимизм в прогнозах и наращивают производства. Расширять производство собираются Ampacet, Gabriel и A.Schulman. A.Schulman отметилась колоссальным приобретением – французского продуцента мастербатчей ElianSAS (с хорошей сбытовой сетью), причем на это потрачено порядка $60 млн. наличными. Этим руководство компании планирует добиться третьего места в рейтинге французского рынка и укрепиться на других европейских рынках. В США о расширении сферы деятельности заявила Plastic Color. Открыт новый инновационный центр с архивом на 10000 цветов. Cabot Corporation купила у XG Sciences технологию производства графеновых нанотрубок, впрочем, вряд ли для улучшения красителей (скорее всего, планируется усилить производство наноэлектроники). Сейчас Cabot имеет 28 заводов в мире, 5 из которых – заводы по производству суперконцентратов. Основные их марки – Plasblak и Plaswhite. Суммарная мощность производства суперконцентратов – 130 тыс. т/год. В 2011 г. планировалось увеличение производственных мощностей в связи с пуском новых заводов в Китае и ОАЭ.

PolyOne перед 2012 г. завершила сделку по приобретению ColorMatrix Group, которая относится к числу лидеров в производстве красителей для фторполимеров и силиконов. Правда, для этого понадобился кредит на $0,3 млрд. Накануне 2012 г. LANXESS заявил о представлении новой линейки пигментов (в частности, красители Bayferrox), премьера которой заявлена на ноябрьской выставке “Abrafati 2011” (Бразилия). Также существует много региональных компаний, в особенности польских, бразильских, индийских и турецких. Среди польских компаний подавляющее большинство расположено не в Варшаве, а разбросано по провинциальным городам – Кендзежин, Сохоцин, Карчев, Кельце, Ченстохова. Это отличие от постсоветских стран, где основная жизнь “кипит” возле столиц и мегаполисов. А также от бразильского и мексиканского, где мегаполис Сан-Паулу и столица Мехико “берут на себя” львиную долю производственных площадок окрашивающей химии. Как минимум одна из польских компаний (Swisspigments) распространяет швейцарскую фирму CIBA, о покупке которой заявил BASF еще в 2009 г. Это говорит о том, что марка CIBA (согласно польскому релизу от 3.2012 г. и вся фирма) пока продолжает благополучно существовать.

Традиционными лидерами европейского производства красителей выступают британские (британско-амери-канские) и германские фирмы, а также все высокоразви-тые страны ЕС (включая Польшу и Румынию). Немало продуцентов в странах Бенилюкса и Скандинавии, причем страны Бенилюкса лидируют в евро-производстве белых пигментов. А белые пигменты составляют до 30% всех потребляемых в ЕС (цветные – 25%, черные – 25%). Структура потребления красителей в ЕС отражает закономерный крен в сторону наиболее развитых стран. Четверка крупнейших (Германия+Франция+Италия+Англия) потребляет почти половину объемов. Значимыми уровнями потребления отличаются малые развитые “западноевропейцы” (Бельгия, Голландия, Швейцария и Австрия), а также “скандинавы” (Дания, Швеция, Финляндия и др). На фоне рецессий в западных странах ЕС особо перспективными стали рынки экс-соцлагеря – на Польшу, Чехию и Румынию “нацелились” не только крупные местные, но и ведущие мировые компании.

Таким образом, производство красителей характерно для высокоразвитых стран с налаженной химической ин-дустрией. До кризиса темпы роста в европейской отрасли достигали 4-6%. Окончательная расстановка доли национальных компаний после кризиса пока не ясна, но можно предположить, что она не сильно изменится в ближайшее время. Впрочем, говорить о национальной принадлежности корпораций все труднее. Большинство их имеет сильный офис в США, который иногда может стать определяющим: так произошло с рядом изначально британских и немецких компаний).

Такие лидеры производства, как Ampacet, Сabot, BASF, PolyOne, A.Schulman, Lanxess, давно стали транснациональными, остальные компании также постепенно делокализуются. Основной тенденцией развития производства красителей и пигментов является замена неорганических красящих компонентов (в составе которых свинец, кадмий, цинк или ртуть) на экобезопасные аналоги. Делается это не от избытка прибылей, а из-за давления правительств и экологов. В ЕС действует несколько новых нормативов относительно усиления контроля безопасности пигментов и полимеров, например Restriction on Hazardous Substances (RoHS) и Waste Electrical and Electronic Equipment (WEEE). Подобным образом в США и Китае (где на экологию пока смотрят сквозь пальцы) есть свои нормативы – соответственно Consumer Products Safety Improvement Act (CPSIA) и Management Methods for Controlling Pollution from Electronic Information Products. Другое направление исследований – повышение функциональности красителей. Например, придание им свойств упрочняющих добавок. Будущее – за красителями, отверждение которых осуществляется облучением, поскольку мгновенное высыхание (и без побочных продуктов) существенно сокращает производственные издержки. Технологии разработки красителей продолжают совершенствоваться.

При всей мощи европейских продуцентов они вынуждены конкурировать с поднимающимися азиатскими компаниями. До кризиса доля производства и потребления суперконецнтратов в Азии достигала половины мировых. За 20 лет произошел почти 10-кратный рост потребления (в 1990 г. составлял 90 тыс. т). Основным мотором выступает Китай, увеличивший свою долю в азиатском потреблении с 20% (начало 90-х) до 1/3 (начало 2000-х) и свыше 50% сейчас. Китайское потребление красителей вскоре может вырасти до очень крупных масштабов – более 1 млн. т. Правда, китайцы и азиаты пока не могут производить всю гамму цветов и концентрируются на белых (титанокисных) и некоторых других видах красителей. Планировавшаяся экспансия китайских белых пигментов в 2008-2009 гг. была предметом широких дискуссий среди производителей пигментов и лакокрасочников в СНГ. Всех продуцентов мастербатчей в Китае сосчитать сложно, но их не менее 600. Лишь несколько десятков из них – крупные компании мирового значения. Примерно 50 топ-продуцентов контролируют свыше половины производства. На вершине рейтинга – 4 китайские и несколько отделений иностранных компаний. Это Ngai HH (имеет 5-10 производств по стране), Yangxi Huaqiang, Guandong Charming и Meilian (местный лидер по белым пигментам). Иностранные компании – PolyOne, Clariant, Сabot и А.Schulman – построили здесь мощные заводы на 10-20 тыс. т/год каждый (проинвестировав десятки миллионов долларов).

Некоторые агентства сомневаются, можно ли вообще говорить о “китайском едином рынке”, поскольку он сильно регионализован. Не только местные, но и транснациональные компании работают в основном на регион, где они находятся. Но это мелочи на фоне продолжающегося роста потребления в Китае, а он все еще составляет 7-9% в год. Следом за КНР идут Южная Корея (порядка 15% азиатского потребления), Тайвань и Таиланд (по 10%), конгломерат Малайзия-Индонезия-Сингапур и страны Вьетнамской зоны влияния (Вьетнам-Камбоджа-Лаос). Таким образом, потребление красителей охватило всю Юго-Восточную Азию (исключая Бирму-Мьянму, Папуа и ряд мелких стран вроде Брунея и Тимора).

Вторым потребителем в Азии становится Индия. Эта страна буквально “выплыла” на первые роли совсем недавно – последние пару лет и рост здесь соизмерим с китайскими показателями. По итогам первого 10-летия века общий рост потребления красителей был равен примерно 10-20%, увеличившись в несколько раз – с 70 (2000 г.) до 150-200 тыс. т (2010 г.). Индия богата на продуцентов пищевых красителей, которые начинают пробовать себя в качестве “полимерщиков”: типичный представитель этого тренда – компания AJANTA (в Украине есть ее дистрибутор). С прицелом на индийский и бразильский рынки в Индонезии начинается строительство заводов японских компаний. Например, TOYO строит завод площадью 6 тыс. кв. м и планируемой мощностью 10 тыс. т (к 2014 г.); он заработает к осени 2012 г.

Казалось бы, азиатские рынки еще долго будут “тормозить” с красителями, учитывая делавшуюся ставку на низкое качество при наименьших ценах. Почти половина красителей здесь используется в сухом виде. Потребление пластиков до недавнего времени росло гораздо быстрее, чем красителей (точнее, пластиков – быстрее, красителей – медленнее, чем на западных рынках). Потребителям нужны были не красивые пластмассовые изделий, а какие угодно, лишь бы дешевые. Но ситуация меняется: потребление в азиатских странах выходит на новый уровень, стремясь к евростандартам. Характерно также, что в Китае 40% населения живет в городах, где и усиливается потребительская лихорадка. Поэтому вскоре может быть бум спроса на красители. Таким образом, на мировом рынке намечается новый виток роста, в первую очередь за счет активности азиатских (китайских и индийских) потребителей. Но крупнейшими рынками сбыта остаются ЕС и США, здесь же базируются почти все ведущие компании-лидеры. Ожидается, что локомотивом роста для поставщиков красителей станут автомобильная и машиностроительная, а также строительная, лакокрасочная и упаковочная отрасли.

В оптимистичном сценарии заложена возможность достижения планки мирового рынка в $9-10 млрд. к 2020 г. (ЛКМ портал/Химия Украины, СНГ, мира)

Мировой рынок прямых красителей в 2019 году сократился на -3,6% до 1,9 млрд долларов

–>

Аналитического агентство IndexBox только что опубликовало новый отчет: «Мир – прямые красители и препараты на их основе – анализ рынка, прогноз, размер, тенденции и идеи». Вот краткое изложение основных выводов доклада.

После двух лет роста мировой рынок прямых красителей в 2019 году сократился на -3,6% до 1,9 млрд долларов. Однако в целом потребление продолжает демонстрировать относительно стабильную динамику в последнее десятилетие. Темпы роста оказались самыми быстрыми в 2014 году, когда рыночная стоимость выросла на 13% в годовом исчислении. В результате потребление достигло пикового уровня в 2,2 миллиарда долларов. В период с 2015 по 2019 год рост мирового рынка не смог восстановиться.

Потребление красителей по странам мира

Китай (460 млн долл. США), США (333 млн долл. США) и Индия (144 млн долл. США) были странами с наибольшим размером рынка в 2019 году и с совокупной долей 48%. Япония, Бразилия, Индонезия, Пакистан, Мексика, Франция, Канада, Германия и Великобритания несколько отстали, вместе составив еще 27%.

Странами с самыми высокими уровнями потребления на душу населения в 2019 году были США (265 кг на 1000 человек), Канада (253 кг на 1000 человек) и Великобритания (235 кг на 1000 человек).

В период с 2009 по 2019 год наиболее заметные темпы роста с точки зрения потребления красителя на душу населения среди ключевых стран-потребителей были достигнуты Китаем, в то время как этот показатель для других мировых лидеров демонстрировал более скромные темпы роста.

Мировая торговля прямыми красителями прямого действия 2009-2019

В 2019 году мировая торговля прямыми красителями и препаратами на их основе выросла почти на 1% до 110 тыс. тонн, показав рост четвертый год подряд после двухлетнего спада. Общий объем экспорта увеличился в среднем на 4,5% с 2009 по 2019 год. Темпы роста были самыми быстрыми в 2010 году, увеличившись на 32% по сравнению с предыдущим годом. За отчетный период мировой экспорт достиг пикового значения в 2019 году и, скорее всего, в ближайшей перспективе будет постепенно расти.

В стоимостном выражении экспорт красителей умеренно снизился до 398 млн долларов (оценки IndexBox) в 2019 году.

Экспорт по странам

В 2019 году Индия (38 тыс. тонн) представляла крупнейшего экспортера прямых красителей и препаратов на их основе, достигнув 34% от общего объема экспорта. Испания (18 тыс. тонн) занимает второе место по объему экспорта с долей 16%, за ней следуют Китай (9,7%) и Германия (6,9%). Тайвань (4,8 тыс. тонн), США (4,7 тыс. тонн), Великобритания (4,2 тыс. тонн), Франция (4,1 тыс. Тонн тонн, Мексика (3,1 тыс. тонн), Турция (2,7 тыс. тонн), Польша (2,5 тыс. тонн) и Италия (1,9 тыс. тонн) заняли небольшую долю в общем объеме экспорта.

С 2009 по 2019 год среднегодовые темпы роста в отношении прямого экспорта красителей из Индии составляли + 14,5%. В то же время Турция (+ 27,1%), Польша (+ 12,8%), Испания (+ 9,4%), Франция (+ 8,8%), США (+ 4,6%), Великобритания (+ 4,5%), Мексика (+ 3,6%) и Италия (+ 2,8%) продемонстрировали положительные темпы роста. Более того, Турция стала самым быстрорастущим экспортером в мире, увеличившись в среднем на 27,1% за период с 2009-2019 гг. В Тайване наблюдалась относительно ровная динамика. Германия (-4,2%), напротив, продемонстрировала тенденцию к снижению за тот же период. Индия (+25 п.п.), Испания (+9,5 п.п.), Турция (+2,2 п.п.), Франция (+2,1 п.п.), Польша (+1,6 п.п.) и США (+1,5 п.п.) значительно укрепили свои позиции с точки зрения мировой экспорт, в то время как Германия сократила свою долю на -3,6% с 2009 по 2019 год, соответственно. Доли других стран оставались относительно стабильными в течение анализируемого периода.

В стоимостном выражении Индия (110 млн долларов) остается крупнейшим поставщиком прямых красителей в мире, на который приходится 28% мирового экспорта. Вторую позицию в рейтинге занял Китай (44 млн долларов) с долей мирового экспорта в 11%. За ней последовала Испания с долей 10%.

В Индии прямой экспорт красителей увеличился в среднем на 13,2% за период с 2009 по 2009 годы. В других странах среднегодовые показатели были следующими: Китай (+ 3,2% в год) и Испания (+ 7,3% в год).

Экспортные цены по странам

В 2019 году средняя экспортная цена прямого красителя составила 3610 долларов за тонну, снизившись на -4,5% по сравнению с предыдущим годом. За отчетный период экспортная цена показала нисходящий тренд. Темпы роста были наиболее заметными в 2014 году, когда средняя экспортная цена увеличилась на 13% в годовом исчислении. В результате экспортная цена достигла пикового уровня в 4 684 долл. США за тонну.

Существовали значительные различия в средних ценах среди основных стран-экспортеров. В 2019 году страной с самой высокой ценой была Великобритания (6 110 долларов за тонну), в то время как Франция (1724 доллара за тонну) была одной из самых низких.

С 2009 по 2019 год наиболее заметные темпы роста цен были достигнуты Китаем, в то время как другие мировые лидеры испытали более скромные темпы роста.

Импорт по странам

В 2019 году Германия (12 тыс. тонн), Италия (7,2 тыс. тонн), Япония (6,2 тыс. тонн), Франция (6,1 тыс. тонн), Китай (4,8 тыс. тонн), Великобритания (4,7 тыс. тонн) и Индонезия (4,5 тонн) были крупнейшими импортерами прямых красителей и препаратов на их основе, которые вместе составляли 45% от мирового объема импорта. Следующие импортеры: США (4,1 тыс. тонн), Тайвань (3,4 тыс. тонн), Нидерланды (3,4 тыс. тонн), Польша (3,2 тыс. тонн) и Испания (3,1 тыс. тонн), – вместе составили 17%.

В период с 2009 по 2019 год наиболее заметные темпы роста с точки зрения закупок среди ключевых стран-импортеров были достигнуты Польшей, в то время как импорт для других мировых лидеров демонстрировал более скромные темпы роста.

В стоимостном выражении крупнейшими мировыми рынками прямого импорта красителей были Германия (36 млн долларов), Япония (35 млн долларов) и Италия (31 млн долларов), на которые в совокупности приходится 26% мирового импорта. Китай, Индонезия, США, Франция, Испания, Нидерланды, Великобритания, Тайвань, Китай и Польша несколько отстали, вместе составив еще 35%.

Импортные цены по странам

В 2019 году средняя цена импорта прямого красителя составила 3933 долл. США за тонну, увеличившись на 2,8% по сравнению с предыдущим годом.

Цены заметно варьировались в зависимости от страны назначения; страной с самой высокой ценой была Япония (5749 долларов за тонну), в то время как Польша (2290 долларов за тонну) была одной из самых низких.

С 2009 по 2019 год наиболее заметные темпы роста цен были достигнуты Индонезией, в то время как другие мировые лидеры испытали более скромные темпы роста.

«Конец эры нефти» на фоне устойчивого роста ее потребления: спринтеры выдыхаются

Итак, два ключевых и несколько второстепенных поставщиков нефти достигли весьма размытого соглашения о замораживании добычи, цены остаются низкими, а медиа пестрят мрачными прогнозами — вплоть до пророчеств о конце нефтяной эры.

Попробуем разобраться. Рассуждения о конце эры нефти на фоне устойчивого роста её мирового потребления выглядят вполне анекдотично, а любимая фраза сторонников «антинефтяной» теории — «каменный век закончился не потому, что кончились камни» выдаёт как минимум скверное знание истории добычи ресурсов — дефицит качественного сырья уже в неолите привёл к 15-ти метровым шахтам и трансконтинентальной торговле им, и немало способствовал распространению медных орудий труда.

На практике между 1990-м и 2014-м годами потребление нефти выросло почти на треть — с 3161 до 4211 млн тонн, между 2010-м и 2014-м — с 4042 млн до 4211. Между тем её производство становится всё более проблемным.

Как следует из данных международного энергетического агентства (МЭА), пик добычи дешёвой «конвенциональной» нефти был пройден в 2011-м. С тех пор рост поддерживался только и исключительно за счёт «экзотики» — сланцев и битуминозной нефти. Сейчас на их долю приходится порядка 10 млн барр./день или более 10% нефтедобычи. При этом добыча неконвенциональных углеводородов имеет гораздо более высокую себестоимость, чем добыча из традиционных месторождений. В итоге объёмы бурения в «сланцевых» США достигли пика в сентябре 2014-го при цене $ 97 за баррель и начали сокращаться уже в октябре, когда среднемесячная цена на нефть составляла $ 86. Себестоимость добычи из битуминозных песков Канады, по данным Shell (2014) составила $ 42,26 за баррель.

Ещё 30% добычи приходится на шельф, при этом 27% морской добычи производится на глубоководье, и ее доля продолжает расти. Между тем себестоимость глубоководной нефти составляет, в зависимости от региона, от $ 50 до $ 90 долларов за баррель (в среднем порядка $ 70).

В итоге распространённая аналогия нынешнего провала с 1980-ми, когда крах нефтяного рынка стал одним из многих факторов, усугубивших фундаментальные проблемы советской экономики, выглядит крайне натянутой. Достаточно сказать, что если на момент ценового обвала восьмидесятых избыточные мощности нефтедобывающих стран, «включение» которых запустило снижение цен, составляли порядка 30%, то сейчас — 3%. Столь же мало актуально и сопоставление с преддефолтным крахом нефтяного рынка в конце 90-х — при сопоставимых объёмах избыточной добычи, потребление нефти с тех пор выросло на 1/7.

При этом уже снижение цен до уровня $ 50-$ 60 за баррель уже запустило процессы, ведущие к значительному падению добычи в достаточно близкой перспективе. Так, инвестиции в отрасли уже упали на 24% только за 2015-й. Объёмы бурения рухнули ещё значительнее — на 47% (до 1891 установки — уровень 2002-го года). Основной вклад в падение внесла сланцевая добыча США, однако за пределами Северной Америки ситуация также далека от оптимистической — так, количество буровых в Африке сократилось на 30%, в Азии — на 23%, в Латинской Америке — на 39% (впрочем, Саудовская Аравия, ОАЭ, Оман и Кувейт показали рост, а Венесуэла удержалась на пике).

Дальнейшие перспективы иллюстрируют новости ведущих нефтесервисных компаний. Так, Halliburton сократила 4 тыс. рабочих мест в октябре-декабре 2015 года; при этом общее количество сотрудников компании, подпавших под сокращение с начала кризиса, уже составило около 22 тыс. человек (четверть от изначального штата). Weatherford International планирует сократить 6 тыс. рабочих мест (14%) в первой половине 2016 года — до 36 тыс. При этом в 2014 году штат компании составлял 56 тыс.

В свою очередь, планы «сервиса» прямо отражают финансовые проблемы сокращающих инвестиции нефтедобытчиков, в первую очередь преимущественно морских и «неконвенциональных». Так, один из лидеров шельфовой нефтедобычи, норвежская Statoil понесла в третьем квартале убытки на сумму $ 0,33 млрд, крупнейшая нефтедобывающая компания Канады (где велика доля добычи битуминозной нефти) Suncor показала убыток в $ 1,45 млрд в четвёртом квартале. Как итог, корпоративный план по расходам на 2016-й был сокращён до $ 6 млрд — $ 6,5 млрд. (Еще в ноябре планировалось $ 6,7 млрд — $ 7,3 млрд.)

Иными словами, уже среднесрочные факторы будут неизбежно работать на подъём нефтяных цен. Однако спад добычи наступает с достаточно значительным лагом по отношению к спаду бурения и инвестиций. В итоге ситуация выглядит так. Хотя потребление нефти выросло за 2015-й на 1,54 млн барр./день, добыча в ходе нефтяной гонки 2015-го выросла на 3,1 млн (данные МЭА, радикально отличающиеся от данных ОПЕК). При этом прирост запасов нефти почти втрое отстал даже от прироста потребления.

Почти за половину роста добычи в 2015-м «ответственны» три страны. Саудовская Аравия в 2015-м увеличила экспорт нефти на 4% — с 7,11 млн барр./сут. до 7,39 млн. Пик был достигнут в марте (7,9 млн барр.), а в декабре экспорт составил 7,7 млн барр. При этом рост производства оказался ещё выше, успешно компенсировав саудовскую часть роста потребления.

Ирак увеличил добычу в 2015-м на 500 тыс. барр./день. При этом существует ещё и внушительный, непрозрачный и быстро росший экспорт из Иракского Курдистана (порядка 600 тыс. барр./сут.).

«Вложения» РФ в создание избыточного предложения немногим меньше. В среднем добыча нефти в 2014 составила 10 578 тыс. барр./сутки, достигнув к декабрю 10 667 барр. В 2015-м она составила 10 726 барр./сутки, достигнув в декабре 10 825 барр. Экспорт вырос ещё значительнее с 223,415 млн тонн до 244, 485 (на 9,4%).

Так или иначе, в 2015-м мы столкнулись с вполне закономерным результатом резкого КРАТКОСРОЧНОГО увеличения добычи, не поддержанного фундаментальными факторами.

В январе Саудовская Аравия увеличила экспорт ещё на 135 тыс. барр., до 7,835 млн барр./сутки, приблизившись к мартовскому рекорду 2015-го, добыча увеличилась на 70 тыс. барр. Данные по Ираку крайне противоречивы. Согласно МЭА, добыча в стране выросла на 50 тыс. барр., до 4,35 млн барр. Однако власти Ирака утверждали нечто прямо противоположное, указывая на снижение добычи с 4,13 до 3,9 млн барр./сутки. Наконец, 80 тыс. баррелей добавил вернувшийся на рынок Иран.

В целом, если верить МЭА, члены ОПЕК увеличили добычу в январе на 280 тыс. барр./сут. За пределами организации январская добыча в РФ составила, по предварительным данным, 10 878 тыс. барр./сут. (плюс 53 тыс. барр.), однако в целом уровень добычи внешних игроков просел, сократив суммарное предложение на 200 тыс. барр. Иными словами, мы видим очевидный перелом тенденции — нефтяные спринтеры начинают выдыхаться. Тем не менее. Пока мы видим лишь самое начало процесса. В итоге, по мнению МЭА, избыточное предложение составило 1,75 млн барр./сут. Как следствие, запасы нефти бьют очередные рекорды, оказывая давление на рынок.

В то же время уже в конце весны неизбежно ускорение роста потребления: так, в мае начнётся «автомобильный сезон» в США и одновременно традиционно возрастёт энергопотребление в странах Персидского залива — затраты на отопление там небезуспешно замещаются внушительными расходами на кондиционирование — что ограничит их экспортные возможности.

Что касается более долгосрочного прогноза, то МЭА прогнозирует рост потребления в 2016-м на 1,24 млн барр. в день (примерно того же мнения придерживается и ОПЕК). Что касается предложения, то агентство предполагает её снижение вне ОПЕК примерно на 600 тыс. барр. — при этом практически весь объём будет замещён членами картеля. ОПЕК прогнозирует снижение добычи в 2016-м на 660 тыс. барр. в сутки.

Рассмотрим ситуацию подробнее. Роль ключевого возмутителя спокойствия на нефтяном рынке единогласно отводится Ирану. До введения санкций иранский экспорт составлял 2,2 млн барр./сут., эмбарго ограничило его 1,1 млн барр. Уже в феврале экспорт вырос до 1,4 млн. барр., в марте его намечено поднять до 1,56 (т.е. на 460 тыс. барр.), а в «ближайшем будущем», согласно заявлениям официальных лиц Тегерана, на 700 тыс. барр/день. Согласно более консервативным взглядам экспертов Bloomberg, ближайшее будущее растянется примерно на год, и для этого есть некоторые основания. Так, Иран уже отложил намеченную на март «презентацию» нового сорта тяжёлой нефти (официально — чтобы дать возможность потребителям оценить её пригодность для своих НПЗ); далее, неизбежен и рост внутреннего потребления в ИРИ, уже довольно значительного. С другой стороны, Тегеран располагает внушительными запасами нефти, накопленными за время действия эмбарго. Так или иначе, несмотря на все заявления иранского официоза, мгновенное восстановление исходных показателей экспорта представляется сомнительным.

Ираку МЭА, констатировав всплеск в январе вопреки иракскому официозу, обещает дальнейший рост добычи. Эти заявления делаются на фоне двойного падения численности буровых в стране по сравнению с летом 2014-го, скепсиса нефтяных компаний по поводу инвестиций в иракскую нефтедобычу и нестабильности на юге (основной район нефтедобычи), связанной с оттоком силовиков на север. В итоге Багдад уже делал заявления о снижении нефтедобычи в 2016-м на 200 тыс. барр.; позднее они были дезавуированы, однако трудности Ирака несомненны.

Ряд других значимых членов ОПЕК выглядит немногим лучше. Добыча тяжёлой нефти в Венесуэле на конец января стала катастрофически нерентабельной. При себестоимости (очевидно, без учёта капитальных вложений) в $ 18 / барр. она продавалась по $ 15 за «бочку». Примерно то же наблюдалось в Мексике, с той существенной разницей, что в её случае наблюдается и сжатие бурения (с 87 в середине 2014-го до 43).

В итоге наряду с Ираном, гарантированными резервами для покрытия снижения вне ОПЕК располагают только монархии Персидского залива. Так, Саудовская Аравия увеличила число буровых по сравнению с апрелем 2014-го на 26%, ОАЭ на 60%. Однако неясно, способны ли саудиты действительно радикально увеличить добычу нефти по отношению к собственным рекордам 2015-го и января 2016-го годов.

Теперь посмотрим на возможную динамику добычи за пределами ОПЕК. Добыча в США, составлявшая на начало июня 9610 тыс. барр./день, упала более чем на полмиллиона баррелей в день уже к концу сентября, но затем случился отскок, приведший к январскому пику в 9227 барр./день. Однако сейчас спад возобновился.

На 20 февраля добыча составляла 9102 барр./день, при этом падение за две предыдущих недели составило 83 тыс. барр./день. Столь же «оптимистически» выглядят и объёмы бурения — количество буровых сокращается рекордными темпами. Сейчас оно составляет лишь 25,67% (413) по отношению к пику (1609). При этом сокращение количества буровых за три недели конца февраля — начала февраля составило 31, 28 и 26 единиц соответственно. В итоге был достигнут многолетний минимум (с 2009-го года). В целом следует учитывать, что динамика нефтедобычи в 2015-м находилась под влиянием достаточно далёких от текущей ситуации на рынке факторов — основные объёмы нефти были захеджированы, что позволяло нефтедобывающим компаниям получать порядка $ 70 за баррель. В 2016-м эти финансовые спецэффекты сходят на нет (захеджировано лишь 15−20% контрактов), а между тем себестоимость добычи сланцевой нефти в США, по данным 2014-го года, составляла $ 32/барр. В итоге МЭА предрекает падение нефтедобычи в США-2016 на 740 тыс. барр./день.

Впрочем, при повышении цены на нефть до $ 50-$ 60 неизбежно начнёт полностью или частично использоваться резерв из примерно 4 тыс. пробуренных, но не используемых скважин, с потенциальной добычей в 500 тыс. барр./день.

Сокращение количества буровых в Канаде в процентном отношении идёт даже более высокими темпами, чем в США — так, за 13−19 февраля их число сократилось с 118 до 109 единиц (7,6%).

Китай, занимающий четвёртую строчку в списке производителей нефти, и добывавший в 2015-м рекордные 4,3 млн барр./сут., также вынужден сокращать добычу. Так, 17 февраля стало известно о закрытии Sinopec четырёх месторождений в провинции Шаньдун. Ранее о планах сокращения добычи и инвестиций заявила лидирующая в шельфовых разработках CNOOC Ltd. Предполагается, что всего Китай потеряет 3−5% добычи, то есть 130 — 215 тыс. барр. /сут.

Добыча в Казахстане, составлявшая 79,46 млн тонн в 2015-м, снизится, согласно прогнозу, до 74 млн тонн, т. е. примерно на 110 тыс. барр./сут.

Наконец, РФ, судя по ряду косвенных признаков, не сможет далее наращивать экспорт в стиле 2015-го года. Так, заявки на транспортировку нефти в 2016-м от отечественных компаний сокращены на 6,4%, в сентябре стало известно, что отечественные нефтедобытчики испытывают дефицит комплектующих для морских платформ.

Иными словами, прогноз МЭА по объёмам добычи выглядит апокалиптическим для продавцов нефти. Можно более или менее достоверно предположить снижение добычи за пределами ОПЕК, превышающее 1 млн. барр./день. При этом внутри картеля есть только одна очевидная и «неизбежная» точка роста (Иран), зато сразу несколько слабых звеньев. В целом без специальных усилий аравийских монархий или радикального снижения темпов роста спроса, спрос и предложение, вероятно, уравновесятся в начале следующего года. В итоге после истощения запасов следующим уровнем сдерживания будет $ 50-$ 60, при которых будет частично реанимирована сланцевая добыча в США.

Разумеется, возможен и более проблемный для экспортёров сценарий, прежде всего, связанный с дальнейшим замедлением мировой экономики. Однако длительный период ультранизких цен на нефть выглядит маловероятным — против этого «играют» фундаментальные факторы.

Производство калийных удобрений в мире сократится на 13%

В пятницу, 20 сентября, крупнейший производитель калия в России «Уралкалий» (19,9% принадлежат «Уралхиму» Дмитрия Мазепина) сообщил, что сократит производство калия во втором полугодии 2019 г. на 150 000–300 000 т. В первом полугодии компания также сокращала производство: на 3% по сравнению с первым полугодием прошлого года до 5,7 млн т. Продажи при этом сокращались еще сильнее – на 8% до 5,4 млн т. Это происходит вслед за глобальным снижением спроса на калий, наблюдающимся в этом году.

Тем не менее благодаря сокращению производства и опережающему росту цен на сырье выручка и чистая прибыль компании в первом полугодии росли.

По итогам года сокращение может составить 350 000–500 000 т, говорится в сообщении «Уралкалия»: основные причины – изменение рыночной конъюнктуры и плановые ремонты на предприятиях. Сокращение производства позволит «Уралкалию» соответствовать тенденциям потребления и ценообразования на рынке, исключить перепроизводство и продажи по ценам ниже рыночных индикаторов, поясняет компания.

В 2018 г. «Уралкалий» произвел 11,5 млн т калия – таким образом, в целом за этот год сокращение может составить 4–4,3%.

Еще один производитель калия в России – «Еврохим» Андрея Мельниченко. Принадлежащий «Еврохиму» Усольский калийный комбинат получил первый хлористый калий в марте 2018 г. В 2018 г. на долю компании пришлось 2,1% производства калийных удобрений в России – 246 000 т. Представитель «Еврохима» уточнил, что компания производит калийные удобрения пока только в пусконаладочном режиме и сокращать производство не планирует. Кроме «Еврохима» калий планирует производить «Акрон»: компания реализует проект по строительству калийного ГОКа в Пермском крае. Ее представитель не ответил на запрос «Ведомостей».

Ранее о сокращении производства заявили и другие компании. В начале сентября стало известно, что «Беларуськалий» на следующие 3–4 месяца сократит производство калийных удобрений на 30% из-за плановых ремонтов и модернизации оборудования. В 2018 г. мощности «Беларуськалия» были загружены почти полностью (12 млн т). Таким образом, снижение производства на 30% на 3–4 месяца означает снижение производства на 0,9–1,2 млн т, подсчитывал аналитик «Атона» Андрей Лобазов.

Также в сентябре крупнейший производитель калия в мире – канадская Nutrien объявила, что в IV квартале 2019 г. на восемь недель остановит три своих рудника. Это приведет к сокращению производства на 700 000 т. «Простои производства вызваны краткосрочным замедлением роста мировых калийных рынков», – поясняет компания свое решение.

Несмотря на текущее ухудшение конъюнктуры, и «Уралкалий», и Nutrien дают позитивные прогнозы развития отрасли в среднесрочной и долгосрочной перспективе.

В общей сложности мировое производство калия за оставшиеся четыре месяца года может сократиться на 13% – около 2,5 млн т, указывают аналитики «ВТБ капитала» в своем обзоре. Другие крупные игроки на рынке калийных удобрений – американская Mosaic и израильская ICL – также последуют примеру конкурентов и объявят о сокращении производства, уверены эксперты. Запросы «Ведомостей» в Mosaic и ICL остались без ответа.

Сокращения должны поддержать цены на высоком уровне, сходятся во мнении эксперты.

Мировое потребление калия составляет около 65–68 млн т в год, говорит руководитель практики по оказанию услуг компаниям агропромышленного сектора PwC в России Михаил Фролов. Снижение выпуска крупнейшими производителями призвано поддержать текущую цену ($280/т FOB Baltic), не дать ей спуститься до показателей первой половины прошлого года, когда она была на 10% ниже и практически равнялась себестоимости производства крупных компаний, указывает эксперт. «Планы по сокращению связаны с профицитом калийных удобрений на рынке и желанием компаний повысить маржу: синхронно производя меньше, они могут создать ощущение дефицита или дефицит и поднять спрос по крайней мере на внутреннем рынке», – рассуждает управляющий партнер экспертной группы Veta Илья Жарский. Тем более что сельхозпроизводители сейчас предпочитают более дешевые азотные удобрения, добавляет он.

Однако эффект от сокращения производства будет нивелирован запуском новых проектов: в 2019–2022 гг. они обеспечат рост производства более чем на 1 млн т, указывает Фролов. К тому же и «Еврохим» рассчитывает нарастить производство на двух новых калийных комбинатах до 4,6 млн т к 2021 г., напоминает Жарский. Возможно, на ситуацию на рынке будут оказывать влияние санкции и торговые ограничения, заключает он.

Многие компании сокращают производство, чтобы управлять предложением калия в условиях отсутствия новых контрактов с Китаем, говорит аналитик Fitch Ratings Дмитрий Казаков. Компании, например, могут планировать или сдвигать ремонтные работы на такие периоды слабого спроса, но это не должно оказать существенного влияния на цены или же создать дефицит, поясняет эксперт: «Сокращение – ответ на слабый спрос». Готовность компаний скоординированно избегать перепроизводства может позволить им ослабить переговорную силу Китая, по мере того как сокращение запасов и новый посевной сезон побудят Китай сесть за стол переговоров и заключать новые контракты, рассуждает Казаков.

Рынок минеральных удобрений в России 2020: уверенный рост вопреки кризису

Несмотря на охвативший страну кризис, связанный с распространением новой коронавирусной инфекции, рынок минеральных удобрений продолжает демонстрировать уверенный рост, и в ближайшие пять лет может стать одним из самых динамично развивающихся в России.

Таблица 1. Рейтинг крупнейших производителей удобрений в РФ по занимаемой доле рынка в 2018 году

Место в рейтинге в 2018 г. Место в рейтинге в 2017 г. Наименование организации Регион Выручка за 2018 год, млн руб. Занимаемая доля рынка (по выручке)
1 2 АО «Апатит»

Возглавляет рейтинг АО «Аптит» – крупнейший производитель минеральных удобрений, входящий в группу «Фос-Агро». Компания охватывает 49% рынка сложных удобрений и обеспечивает почти 26,8% продаж всех удобрений в России, а также активно реализует их за рубеж.

ПАО «Уралкалий», долгое время возглавлявший список крупнейших производителей минудобрений, с 2018 года занимает второе место в рейтинге. На рынке калийных удобрений доля предприятия составляет 90,5%.

Краткая характеристика рынка удобрений В РФ

Классификация удобрений

Минеральные удобрения

Органические удобрения

Геологические образования растительного происхождения (торф, торфотуф и т.д.)

Отложения континентальных водоемов (сапропель, ил)

Органические отходы промышленности и сельского хозяйства (опилки, жмых, навоз, птичий помет, компосты и пр.)

Бактериальные удобрения

Средства биозащиты и биоконтроля

Производство удобрений в России является подотраслью химической промышленности. На долю минеральных удобрений приходится около 40% объема продукции химической промышленности РФ в денежном выражении и более 98% всех производимых удобрений.

Таблица 2. Доля минеральных и органических удобрений в общем объеме производства в РФ, в 2017-2019 гг.

Виды удобрений 2017 2018 2019
Тыс.т в % к итогу Тыс.т в % к итогу Тыс.т в % к итогу
Удобрения минеральные или химические

Источник: Росстат

Рынок минеральных удобрений показывает высокую устойчивость к кризису и демонстрирует положительную динамику, несмотря на антироссийские санкции и резкие колебания валютного курса рубля. Объемы производства минеральных удобрений за последние 10 лет выросли почти на 44,5% в абсолютном выражении и 31,7% в пересчете на 100% питательных веществ, а падение темпов наблюдалось лишь в 2012 году.

Россия занимает второе место в мире по производству минеральных удобрений, уступая лишь Китаю, замыкают пятерку стран-лидеров производители Индии, США и Бразилии. По итогам 2019 года доля российских производителей на мировом рынке возросла до 13,2%.

Рис. 1. Производство минеральных удобрений в России, в млн тонн, а также в пересчете на 100% питательных веществ за 2010-2019 гг.


Источник: Росстат

Такая динамика объясняется высокой экспортоориентированностью отрасли, хорошей доступностью минерального сырья, используемого в производстве продукции. Также внутреннее потребление минеральных удобрений в значительной степени обеспечивается государственной поддержкой, субсидированием сельскохозяйственных производителей, приобретающих продукцию отрасли.

Рост рынка минеральных удобрений коррелируется с ростом рынка АПК. В 2019 году показатель производства сельскохозяйственной продукции увеличился на 4,1%, а уровень производства минеральных удобрений поднялся почти на 4,5%, что примерно соответсвует среднему темпу ежегодного прироста, сложившемуся за последние 10 лет.

Несмотря на очередной кризис, с которым столкнулась российская экономика в связи с распространением новой коронавирусной инфекции, в 2020 году ситуация на рынке минеральных удобрений в худшую сторону не изменится. Уже в первом квартале 2020 году был отмечен рекордный рост спроса на минеральные удобрения на внутреннем рынке, производители отгрузили продукции на 38,2% больше, чем за аналогичный период прошлого года.

Как отмечает Ассоциация производителей минеральных удобрений, за первые три месяца 2020 года аграриям поставили 1,2 млн т удобрений в пересчете на действующее вещество. В физическом весе поставки увеличились на 35,2% и составили более 3 млн т.

Отрасль продолжит демонстрировать положительную динамику даже в условиях сохраняющейся угрозы дальнейшего распространения коронавирусной инфекции. Об этом свидетельствуют как высокий спрос на минеральные удобрения на внутреннем рынке, так и продолжение активных закупок зарубежными странами. Необходимость обеспечения национальных сельскохозяйственных производителей удобрениями даже в условиях мирового кризиса сохраняет поставки наших удобрений за рубеж. Хотя первые два-три месяца 2020 года российские экспортеры сталкивались с некоторыми логистическими сложностями из-за введенных отдельными странами ограничений на транзит грузов.

Кроме того, в связи с резким падением цен на нефть в 2020 году на рынок минеральных удобрей может негативно повлиять снижение спроса со стороны производителей биотоплива, использующих сельскохозяйственную продукцию. Однако существенного ущерба показателям отрасли этот фактор не нанесет.

Высокий спрос на отечественные удобрения связан с тем, что Россия имеет богатые залежи сырья, используемого в производственном процессе. Поэтому региональная структура рынка минеральных удобрений определяется местонахождением крупнейших производителей, большинство из которых концентрируют бизнес возле источников сырья.

Рис. 2. Распределение производства минеральных удобрений в 2019 году в разрезе федеральных округов, в % к общему объему производства

Источник: Росстат

Исходным сырьем для производства азотных удобрений (аммиачная селитра, карбомид, сернокислый аммоний и др.) является аммиак, который раньше получали из кокса и коксового газа. По этой причине заводы по производству азотных удобрений располагались вблизи металлургических предприятий в таких городах, как Кемерово (КАО «АЗОТ»), Череповец (АО «ФосАгро-Череповец» – ныне присоединенный к АО «Апатит»).

Однако сегодня в качестве основного сырья для производства аммиака используется природный газ, что существенно расширило географию производителей азотных удобрений, в большей мере ориентированных теперь на магистральные газопроводы. Поэтому крупные предприятия, специализирующиеся на азотных удобрениях, были построены в Великом Новгороде (ПАО «Акрон»), Новомосковске (АО НАК «АЗОТ»), Россоши (АО «Минудобрения»), Невинномысске (ОАО «Невинномысский Азот»), Тольятти (ОАО «Тольяттиазот»).

Производство калийных удобрений связано с переработкой добываемой калийной руды, из-за чего оно прочно привязано к единственному в России источнику калийных солей – Верхнекамскому месторождению, где сегодня работают два крупных предприятия: ОАО «Уралкалий» (Березники) и ОАО «Сильвинит» (Соликамск).

Производство фосфорных удобрений может концентрироваться у источника фосфорного сырья – фосфоритов: Воскресенск (ОАО «Воскресенские минеральные удобрения», входящее в группу «Уралхим»), Кингисепп (ПГ «Фосфорит»), Брянск (ООО ПКФ «Брянскагрохим»). ОАО «Апатит» и Ковдорский ГОК добывают и обогащают сырье из крупных месторождений фосфоритов в Мурманской области, а это практически за полярным кругом. Высокие транспортные расходы на доставку сырья до производителей фосфорных удобрений заставляют искать и разрабатывать месторождения фосфоритов за рубежом. Например, ООО «СТГ ЛОГИСТИК» эксплуатирует участок недр месторождения Аль-Шаркия Сирийской Арабской Республики с запасами фосфатной руды в размере 210 млн. тонн, где налажен выпуск концентрата фосфорита в объёме 1,5 – 2 млн. тонн в год. Участок недр, где ведется добыча фосфоритов, передан ООО «СТГ ЛОГИСТИК» на основании Соглашений о разделе продукции в управление и эксплуатацию сроком на 50 лет.

Фосфорные удобрения также могут выпускать предприятия, располагающиеся в центрах цветной металлургии, где сырьем являются отходящие при металлургическом процессе газы, насыщенные серой. Таким является, например, Красноуральск (ООО «Завод Фосфорных Удобрений»).

Ассортиментный перечень выпускаемых удобрений огромен, поэтому для анализа агрегируем предлагаемые производителями удобрения в группы по составу входящих в них элементов:

Таблица 3. Ассортиментный перечень минеральных удобрений, предлагаемый основными производителями в разрезе товарных групп

Энергетика – 2020: о расстановке сил на мировом рынке

Развитие энергетического мирового рынка станет одной из основных тем V Евразийского форума, который пройдет в Вероне 21-22 октября с участием представителей власти, бизнеса и экспертного сообщества из Армении, Белоруссии, Индии, Италии, Казахстана, Киргизии, Китая, России, Южной Кореи и других стран.

Спрос на энергию

Рост населения и ВВП, прежде всего крупных развивающихся экономик, неизбежно ведет и будет вести к росту спроса на энергоносители.

С 1995 по 2014 год мировое потребление всех видов энергоресурсов, по данным Еврокомиссии, увеличилось в 1,5 раза. Из них: нефти и нефтепродуктов – в 1,3 раза, твердого ископаемого топлива – в 1,8 раз, природного газа – в 1,6 раз, возобновляемых источников энергии – в 1,6 раз, атомной энергии – на 8%.

По данным компании Enerdata, специализирующейся на глобальных исследованиях рынков энергоносителей, основные потребители энергии сегодня – это Китай (3,101 млн тонн нефтяного эквивалента), США (2,196 млн тонн), Индия (882 млн тонн), Россия (718 млн тонн), Япония (435 млн тонн).

  • В Китае потребление энергии увеличивается наибольшими темпами: более чем в 2,5 раза за период 1995 – 2014 гг., по данным еврокомиссии.
  • В США объем потребляемой энергии за это период увеличился – на 12%.
  • в ЕС потребление энергии за этот период сократилось на 5%.

Согласно прогнозам BP, до 2030 года мировое потребление первичной энергии будет в среднем расти на 1,6% в год и суммарно увеличится на 36% по сравнению с 2011 годом. В развивающихся странах к 2030 году потребление энергии вырастет на 61%, темпы роста составят 2,5% в год, и на их долю придется 65% мирового потребления. Из ископаемых видов топлива наиболее быстро будет расти потребление газа (2,0% в год), угля (1,2% в год) и нефти (0,8% в год). Производство энергии в основных странах-потребителях не успевает за ростом спроса.

  • За последние 20 лет Китай более чем удвоил свои производственные мощности (с 1064 миллионов тонн нефтяного эквивалента в 1995 году до 2593 в 2014 году), став крупнейшим производителем энергии в мире. При этом КНР наращивает импорт сырья.
  • США занимают второе место в мире по объему производства энергии, с 1995 по 2014 годы оно выросло в стране на 21%. При этом США остаются одним из крупнейших импортеров энергоносителей, хотя поставки природного газа в США с 2010 по 2015 года сократился на 28% в связи с разработкой сланцевых месторождений.
  • Производство энергии в ЕС, по данным Еврокомиссии, с 1995 по 2014 год последовательно сокращалось – с 966 млн тонн нефтяного эквивалента в 1995 году до 775 в 2014 году (почти на 20%). Валовое внутреннее потребление также снижалось, но куда менее значительно – на 5 % (с 1648 до 1565 млн тонн нефтяного эквивалента).

Позиция России как экспортера

В 2015 году, по данным компании BP, на Россию пришлось 12,4% мировой добычи нефти, 16,1% – природного газа и 4,8% – угля. За 20 лет объемы производимого топлива в России выросли почти в 1,5 раза в нефтяном эквиваленте.

В 2015 году Россия стала крупнейшим в мире экспортером нефти и нефтепродуктов, опередив по этому показателю Саудовскую Аравию. На экспорт было отправлено 74,9% всей добытой в России нефти.

  • По итогам 2015 года, объем российского экспорта нефти достиг 241,8 млн т. По сравнению с предыдущим годом, рост составил 20,5 млн тонн (9,3%). При этом, по данным Минэнерго, на европейский рынок приходится 68% экспортных поставок, 31,4% – на страны АТР.

Эксперты прогнозируют рост экспорта нефти из России в 2016–2017 гг. за счет прежних инвестиций и уже запущенных проектов, которые еще не вышли на пик добычи.

  • В 2015 году Россия также заняла первую строчку в списке стран-экспортеров газа, реализовав 211,5 млрд кубометров топлива, из них – 193 млрд кубометров трубопроводного газа.

Источник: BP Statistical Review of World Energy 2016 – BP Global

По данным российского Минэнерго, поставка газа в дальнее зарубежье (с учетом СПГ) в 2015 году увеличилась на 12,3 млрд куб. м (на 7,4%), при этом в страны Западной Европы – на 12 млрд куб. м (8,2%). Экспорт в ближнее зарубежье составил 34,1 млрд куб. метров.

Западноевропейский рынок (плюс Турция) поглощает основной объем российских поставок. В 2015 г. “Газпром экспорт” поставил в европейские страны 158,56 млрд куб. м газа, из них 82% (130,05 млрд куб. м) приходится на страны Западной Европы.

По данным Минэнерго, доля СПГ в экспорте газа из РФ в 2015 году составила 6,9% (10807,9 тыс. тонн). Рост объемов поставок, по сравнению с предыдущим годом, составил 0,8%.

Несмотря на снижение экспортных поставок российского угля в 2015 году (0,4%, по данным Минэнерго), c 2013 года России стабильно занимает третью позицию в рейтинге его крупнейших мировых экспортеров, после Австралии и Индонезии.

Россия – ведущий поставщик энергоносителей в Европу.

По оценке Еврокомиссии, в 2014 году на Россию пришлось 30,4% поставок нефти в ЕС, 37,5% газа, 29% угля. В 2015 году, по данным Газпрома, доля его газа в потреблении Евросоюза достигла 31%.

За последние 20 лет зависимость экономики ЕС от импорта энергоносителей неуклонно увеличивалась (по всем видам топлива): с 43,1% в 1995 году до 53,5 % в 2014 году. Зависимость от поставок нефти и нефтепродуктов достигает 87,4% (для сравнения в 1995 году – 74,1%). Зависимость ЕС от импорта природного газа за этот период увеличилась с 43,4% до 67,4%.

Аналитики предсказывают ЕС дальнейший рост потребности в импорте природного газа. По словам главы “Газпром” Алексея Миллера, к 2025 г. она увеличится на 100 млрд куб. м в год, а к 2035 году – на 150 млрд куб. м. При этом, в 2015 году, по оценкам Eurogas, потребление газа в 28 странах ЕС составило 438 млрд куб. м., а собственная добыча – не превысила 140 млрд куб. м.

С учетом этого Россия планирует увеличение мощностей для поставок газа в Европу. В сентябре 2015 года “Газпром”, BASF/Wintershall, ENGIE, Uniper, OMV и Shell подписали Соглашение акционеров по созданию газопроводной системы “Северный поток — 2”. 10 октября 2016 года Москва и Анкара заключили межправительственное соглашение по строительству газопровода “Турецкий поток”.

Однако ЕС видит в энергозависимости от России угрозу. Стратегия энергетической безопасности, одобренная Еврокомиссией в 2014 году, предусматривает среди прочих мер сокращение потребления энергии (на 30% к 2030 году); построение полностью интегрированного внутреннего рынка энергоносителей, увеличение до 27% доли возобновляемых источников энергии, диверсификацию внешних поставок.

Однако, по мнению экспертов, в ближайшее десятилетие Россия останется в числе ключевых поставщиков на европейском рынке. В исследовании, подготовленном в 2015 году Институтом энергетики НИУ ВШЭ и Институтом энергетических исследований РАН, говорится, что даже в самых неблагоприятных сценариях объемы поставок российского газа в Европу за этот период не сократятся больше чем на 25 млрд куб. м по сравнению с 2014 годом из-за ограниченных возможностей других поставщиков.

При этом Россия планирует рост поставок в страны АТР. В мае 2014 года “Газпром” и CNPC подписали договор по газопроводу “Сила Сибири”, его ввод запланирован на 2018 год, в течение 30 лет он обеспечит поставки газа в объеме до 61 млрд кубометров газа в год.

В ноябре 2014 года Россия и Китая договорились об увеличении поставок газа из Сибири за счет западного маршрута еще на 30 млрд кубометров газа в год.

Также Россия планирует значительно нарастить мощности по производству СПГ и расширить присутствие в том числе в странах АТР. В настоящее время идут работы по целому ряду проектов: “Дальневосточный СПГ”, “Владивосток СПГ”, “Сахалин-2” и др.

Владимир Путин, выступая на Восточном экономическом форуме, заявил о намерениях активно укреплять энергетическую инфраструктуру на восточном направлении.

Казахстан обогнал мировые показатели по росту цен на подсолнечное масло

Иллюстративное фото: акимат Алматы

Производство растительного масла в Казахстане выросло, спрос тоже. Вместе с тем выросла и его стоимость. Причем, как минимум, в полтора раза. Сколько стоит подсолнечное масло в регионах страны и как там изменились цены, узнали журналисты Нурфин.

В августе текущего года, по данным Продовольственной и сельскохозяйственной организации Объединенных наций, был зафиксирован активный рост мировых цен на продовольственные товары, в частности, на сахар, пшеницу и растительное масло.

Но в течение июня и июля мировые цены, наоборот, снижались. При этом в Казахстане в текущем году не было зафиксировано снижения цен на подсолнечное масло, а темпы роста его стоимости значительно превысили мировые показатели.

Аномальная жара и отсутствие осадков: засуха в августе побила пятилетний рекорд

На сколько подорожало масло в Казахстане

По данным мониторингового агентства EnergyProm, в августе текущего года подсолнечное масло за последнюю неделю месяца подорожало на 0,4%, всего за месяц – на 2,2%, а за год – сразу на 63%.

В среднем по стране литр подсолнечного масла в последний месяц лета стоил 760 тенге.

Дороже всего среди крупных городов и мегаполисов страны продукт обходился жителям Атырау – в среднем 849 тенге за литр, Актау – 827 тенге, а также жителям столицы – 820 тенге.

Дешевле всего подсолнечное масло обходится жителям Петропавловска – здесь оно продавалось в среднем по 649 тенге за литр. Менее 700 тенге этот продукт также стоил в лидирующей по его производству Восточно-Казахстанской области, в частности, в городе Семей – 684 тенге, а также в Усть-Каменогорске – 690 тенге.

Цены на жилье снизились в Казахстане

Цены, приближенные к средним по стране, были зафиксированы в Таразе – 736 тенге, Талдыкоргане – 742 тенге, Кызылорде – 781 тенге, а также в Алматы – 789 тенге.

При этом во всех регионах страны наблюдался значительный годовой рост цен на подсолнечное масло – не менее чем на половину.

По сравнению с августом 2020 года в конце этого лета больше всего данный продукт подорожал в Западно-Казахстанской области – на 84,7%, в Акмолинской области – на 80,9%, а в Кызылординской области – на 78,8%.

Наименьшее, хоть и значительное, удорожание зарегистрировано в Нур-Султане – на 52,2%. В тройку регионов с самым низким ростом цен также вошли Восточно-Казахстанская и Атырауская области – на 53,5% и 55,7%, соответственно.

Цены на морковь и картофель снизились в Казахстане, заявили в МТИ

Производство растительного масла тем временем выросло

В первые семь месяцев текущего года в Казахстане произвели 278,5 тысячи тонн рафинированного и нерафинированного растительного масла, что на 5,8% больше, чем было зафиксировано в аналогичном периоде прошлого года.

Почти половина объема производства пришлась на Восточно-Казахстанскую область – 126,5 тысячи тонн. Рост составил 16,5% за год.

Среди лидирующих регионов больше всего выросло производство растительного масла в Шымкенте – на 76,9%. За указанный период здесь произвели 50,7 тысячи тонн продукта.

В тройку лидеров также вошел Алматы – 26,7 тысячи тонн, что на 32,5% меньше, чем в прошлом году.

К слову, производство растительного масла в стране последние пять лет только растет. По итогам прошлого года рост составил 1,6%, а в предшествующем 2019 году – целых 22,8%. Спад объемов производства в годовом выражении последний раз наблюдался в 2015 году – на 11,9%.

Причину роста инфляции назвали в Миннацэкономики

Какое масло выпускают в Казахстане

Среди видов растительного масла наиболее популярным в Казахстане является подсолнечное. Об этом факте говорят и объемы производства.

Нерафинированного подсолнечного масла с января по июль 2021 года было произведено 107,5 тысячи тонн, что на 6,5% больше, чем в прошлогоднем аналогичном периоде.

На значительные 38,6% вырос объем производства рафинированного подсолнечного масла до 88,1 тысячи тонн.

При этом уменьшились объемы производства остальных видов растительного масла: рапсового – на 64,3% до 15,8 тысячи тонн, соевого – на 18,6% до 12,4 тысячи тонн, хлопкового – на 26,7%, до 7,8 тысячи тонн, а также сафлорового – на 54,3% до 866 тонн.

Казахстанские фермеры опасаются дефицита зерна

На внутреннем рынке Казахстана в первом полугодии текущего года было реализовано 214,4 тысячи тонн растительного масла, в том числе подсолнечного – 160,5 тысячи тонн, что на 16% больше, чем в прошлом году.

Местные компании обеспечили спрос на подсолнечное масло на 81,9%. Год назад эта доля составляла 75,2%.

Узнавайте обо всем первыми

Подпишитесь и узнавайте о свежих новостях Казахстана, фото, видео и других эксклюзивах.

Читайте также:
BASF расширяет производство
Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: