Французская корпорация приобретает американскую компанию

“Нож в спину”: что известно про “ссору” Франции с США и Австралией

Скандал вокруг нового военного альянса Австралии, Великобритании и США получил продолжение. Перехват многомиллиардного контракта американцами президент Макрон назвал ничем иным как “ударом в спину”, и оказалось, что Вашингтон планировал срыв сделки между Австралией и Францией задолго до официального создания союза. Молчать Париж не намерен – в Елисейском дворце настроены категорично: все запланированные встречи отменяются, а французский лидер даже ставит под сомнение будущее НАТО. О деталях конфликта, из-за которого единство Запада оказалось под угрозой, узнали журналисты РЕН ТВ.

После фактически украденной у Парижа крупнейшей сделки на строительство подлодок для Австралии Байден выжидал пять дней. И только теперь решил объясниться с Макроном: как так вышло, что самый дорогой военный контракт в итоге достался не Франции, а Штатам. Да и то максимум по телефону.

“Между Макроном и Байденом состоится телефонная дискуссия. Этот кризис является скорее стратегическим, чем коммерческим. На карту поставлено присутствие сил, баланс в Индо-Тихоокеанском регионе, часть нашего будущего и отношения с Китаем”, – сообщил официальный представитель правительства Франции Габриэль Аталь.

Подписание нового оборонного альянса между США, Британией и Австралией нанесло удар не просто по французскому честолюбию. А еще и по карману. За свои подводные лодки Париж должен был получить с Канберры 56 миллиардов евро. Но та в последний момент фактически разорвала соглашение и сделала поворот в сторону новых партнеров. Франция спешно отзывает своих послов для консультаций из Америки и Австралии, но не из Великобритании. С ней, говорят, и так все понятно.

“Мы отозвали наших послов из США и Австралии, чтобы переоценить ситуацию. В Великобритании в этом нет необходимости. Мы знаем их постоянный оппортунизм”, – сообщил глава МИД Франции Жан-Ив Ле Дриан.

“Это очень-очень плохое отношение к партнерству. Я бы хотел вернуться на машине времени и отыграть это. И не оказаться в такой неслыханной, неуклюжей и неадекватной ситуации”, – прокомментировал посол Франции в Австралии Жан-Пьер Тибо.

Но кризис в отношениях европейской державы с заокеанским партнером оказался глубже, чем казался. Выяснилось, что тайную сделку Штаты готовили задолго до ее формального подписания. Макрона обвели вокруг пальца еще в июне, на саммите G7. Тогда буквально у него под носом обсуждали детали соглашения на уровне глав МИД США, Великобритании и Австралии, затем документы засекретили.

“Франция должна перестать быть наивной, перестать беспрекословно следовать европейской политике и построить свою собственную независимую внешнюю политику, в том числе в отношении России”, – сказал французский политик, ассистент члена Европейского парламента от Франции Андреа Котарак.

Еще одну пощечину Франции нанесла Швейцария. Там неожиданно отказались от поставок французских истребителей Rafale, вместо них решили приобрести американские F-35. Макрон в такой ярости, что не поедет в Берн на встречу со швейцарским коллегой. Чувствуют себя преданными теперь и в Брюсселе.

“С нами не консультировались. Хотя мы – заинтересованная сторона. Это показывает, что мы должны выживать в одиночку. Но, похоже, униженные и оскорбленные французы наступили на свои же грабли”, заявил верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности Жозеп Боррель.

“Макрон терпит фиаско за фиаско. Хотелось бы в связи с этим событием вспомнить 2015 год, когда Франция отказала в строительстве “Мистралей” для Российской Федерации”, – сказал политолог Андрей Кошкин.

Этот скандал может отразиться теперь и на всем положении дел в НАТО. После такого предательства Франция хочет пересмотреть всю стратегию альянса.

«КДВ групп» миллионера Штенгелева купила американское производство конфет Aplets & Cotlets

О сделке в конце июня на странице в сети Faсebook сообщила американская компания. «Производители Aplets & Cotlets рады сообщить, что компания была приобретена KDV USA, которая связана с KDV Group, крупным международным производителем кондитерских изделий и снеков», — пишет американский производитель. В сообщении отмечается, что компания продолжит полноценную работу, сохранив всех сотрудников. Сумма сделки, ее структура и параметры не уточняются.

Читайте также:
Под Брянском запущена первая линия производства микростеклошариков

KDV Group впервые выйдет на американский рынок, но помимо продолжения производства конфет Liberty Orchards, компания будет импортировать в США более 700 продуктов питания, отмечает в сообщении отраслевой портал Candy&Snack Today.

Aplets & Cotlets — бренд конфет, принадлежащий компании Liberty Orchards. Она основана в 1920 году армянскими иммигрантами Арменом Терцагяном и Марком Балабаном. Предприниматели поселились в небольшом городке Кашмир штата Вашингтон, знаменитом своими фруктовыми садами. Изначально компания производила консервы из фруктов, но, желая избавиться от излишков яблок, начала производить сладости.

Проблемы у производителя начались в конце 2019 года, в Faсebook компания объявила о своем намерении продать бизнес. В марте этого года Liberty Orchards сообщили, что «компания закрывает свои двери после безуспешного поиска покупателя».

Компанией управляет третье поколение ее основателей, генеральным директором является внук Терцагяна — Грег Тейлор (он управляет компанией последние 43 года). Liberty Orchards не публикует данные о продажах, но Тейлор ранее сказал KIRO Radio, что компания реализует конфеты «менее чем на $25 млн в год». Он отметил, что решение продать бизнес связано с ухудшением экономической ситуации на фоне пандемии коронавируса. Но более важным фактором, по словам Тейлора, было то, что молодые члены семьи не проявляли интереса к продолжению работы в Liberty Orchards.

24 июня стало известно, что покупатель на Liberty Orchards нашелся. «Да на радость любителей этих мармеладок появился спаситель. Из России! Да не просто из России, а из Сибири. Томская компания KDV. Та самая, у которой легендарные Яшкинские вафли и много другой вкусности. Русская вафля из Сибири спасает американскую мармеладку! поздравляю Дениса и команду со сделкой», — написал также в своем Telegram-канале исполнительный директор «ЭФКО» Сергей Иванов (его компания один из крупнейших поставщиков жиров для кондитерского и снекового производства).

Представитель «КДВ групп» на запрос Forbes не ответил.

«КДВ Групп» Денис Штенгелов # 183 производит снеки и кондитерские изделия. В активе компании бренды: «Кириешки», «Бабкины семечки», «Яшкино», «Ореховичи» и «Фруктовичи», «3 корочки», «Beerka», «Хрустящий картофель», «Чипсоны» и другие — всего более 40 действующих торговых марок. В структуре холдинга более 10 фабрик. Головной офис «КДВ Групп» находится в Томске. По данным СПАРК, в 2020 году выручка ООО «КДВ Групп» выросла на 6,5% и составила 153,9 млрд рублей, чистая прибыль выросла почти на 295% до 3,4 млрд рублей. Основатель и владелец компании Денис Штенгелов. Точная структура владения компаний, основанных Штенгеловым, неизвестна. Сам предприниматель в интервью РБК сообщал, что во всех основных активах — «КДВ Групп» и розничной сети «Ярче!» — он владеет пакетом, близким к контрольному.

Успехи на кондитерском рынке были омрачены в 2018 году. 25 марта при пожаре в кемеровском торговом центре «Зимняя вишня» погибло 60 человек. Штенгелов был совладельцем большей части площадей объекта, хотя и не занимался его оперативным управлением. Предприниматель выплатил пострадавшим 192 млн рублей. Бизнесмен проживает с семьей в Австралии.

Логичной и понятной считает сделку Вячеслав Лашманкин, исполнительный директор Ассоциации предприятий кондитерской промышленности «АСКОНД»: «Рынок кондитерских изделий США, является самым крупным рынком в мире, его емкость, по оценке «АСКОНД», находится в пределах $66,5 млрд. А российский рынок (пятый в мире) оценивается примерно в $10 млрд. «С учетом того, что внутренний рынок нашей страны предельно близок к своему насыщению, российские производители кондитерских изделий в последние несколько лет очень активно развивают экспортные продажи. По итогам 2020 года его объем превысил $1,46 млрд. Рано или поздно, у каждой крупной компании возникает желание увеличить объем и качество присутствия на крупнейшем рынке мира», — поясняет сделку Лашманкин.

Читайте также:
В Нью-Йорке несколько лет не проверяли дома на свинцовую краску

«Очевидно, что КДВ осваивает новый рынок. Насколько понимаю, это первая покупка за границей не только отечественного представителя кондитерки, но и вообще компанией из российской пищевой промышленности», — отмечает Сергей Иванов из ЭФКО. По его словам, раньше привычнее было слышать об обратных сделках, когда транснационациональные корпорации покупали российские компании. Например, «Коркунов» в 2006 году был куплен американской компании Wrigley (через два года поглощенной корпорацией Mars). Норвежская Orkla купила кондитерские фабрики имени Крупской и «Сладко» в Ленинградской области в 2005-м и 2006 годах. В 2011 году эти активы были объединены в Orkla Brands. В 2007 году кондитерская фабрика «Большевик» в Москве, принадлежавшая французской Danone Group, стала американской, после того как Kraft Foods приобрела кондитерский бизнес Danone во всем мире.

«А тут российская компания покупает легенду. Пусть и угасший бренд и не где-нибудь в Юго-Восточной Азии, а прямо на домашнем рынке «Крафтов» и «Марсов». Можно этому только порадоваться», — говорит Иванов.

«Французы не ушли, потому что видят перспективы России»

Ни одна французская компания не покинула Россию после введения Евросоюзом санкций против Москвы, заявил «Известиям» директор аналитического центра «Обсерво» при Франко-российской торгово-промышленной палате Арно Дюбьен. В интервью он также рассказал о недавнем визите в Москву группы французских сенаторов во главе с председателем комитета по экономическим делам Софи Прима, о проблемах французского бизнеса в РФ, а также о потерях от антироссийских санкций.

— Французские сенаторы – нечастые гости в Москве. Какая проблематика обсуждалась в ходе вашей встречи?

— В Москву приехала делегация сената Франции, ответственная за экономические вопросы. Это не представители комиссии по иностранным делам, не представители группы дружбы, которые довольно часто тут бывают, а именно новые лица, которые в сенате занимаются экономикой. А приехали они главным образом послушать работающих в России французских предпринимателей и ознакомиться с экономической ситуацией в России в целом.

Мы собрали примерно 35 человек — сюда вошли и представители небольших французских компаний, и крупные игроки на российском рынке, и индивидуальные предприниматели. Они пришли, чтобы поведать как о традиционных проблемах, так и о проблемах, связанных с конъюнктурными событиями. И, конечно, тема санкций очень быстро возникла, в основном американских санкций.

Первый вопрос — что Франция в составе Евросоюза может сделать для защиты французских инвесторов в России, которые теперь стали заложниками больших политических игр. Многие думают об этом в Париже. Быстрого ответа не будет, но эта тема теперь фигурирует в умах наших руководителей, чего не было еще полгода назад. И свою роль в этом, кстати, сыграл Иран — то, что нашим компаниям, вроде Peugeot и Total, пришлось уйти из Ирана, заставило наших руководителей задуматься над тем, что можно сделать, чтобы такого не случилось в России.

Нефтеперерабатывающий завод Total в Фейзине, Франция

Вторая тема — финансирование российских проектов французских компаний. Эта тема существовала и до санкций. Но потом она существенно усугубилась на фоне дела BNP Paribas в США (в 2014 году банк заплатил США $8,9 млрд за работу с Ираном, Кубой, Суданом и Мьянмой в обход американских санкций. — «Известия»). После этого французские крупные банки стали более внимательно и даже осторожно относиться ко всему российскому. Как результат — многие проекты мелкого бизнеса, семейных предприятий не находят финансовой поддержки у французских банков. И сейчас ключевая задача — решить, как сделать так, чтобы французские банки не отворачивались сразу при слове «Россия», когда к ним обращаются их же клиенты во Франции.

Читайте также:
Силиконовая краска Farbe изготовдаивается отечественным производителем

— А есть ли уже какие-то четкие выводы, или всё это пока, скорее, пища для размышлений?

— Это пища для размышлений. Но одна идея уже прозвучала. Регионы во Франции получили очень широкие полномочия в экономике, по крайней мере, во внешней торговле. Может быть, в будущем станет возможно предоставление региональных гарантий от местного правительства своим компаниям, которые захотят работать в России.

— Специальный докладчик ООН по негативным последствиям односторонних принудительных мер Идрисс Джазери недавно оценил общие потери ЕС от санкций и российских контрмер в сумму более $100 млрд., а российские потери — в $55 млрд. Итальянцы, к примеру, подсчитали, что с 2014 года их убытки от санкций и российских контрмер составляют ежегодно3 млрд. Есть ли примерные оценки убытков французской экономики от санкций?

— Очень сложно всё подсчитать. Есть прямые убытки у тех экспортеров, которые прекратили всякую деятельность в России и потеряли рынок; есть рынки, которые были потеряны в связи с последствиями санкций — отсутствием финансирования — или потому, что российская сторона выбрала более политически надежного партнера; есть последствия экономического кризиса в России, с санкциями не связанные. И во Франции я не видел всеобъемлющих надежных цифр. Но в любом случае — это миллиарды евро.

— Тем не менее, как отмечал Эммануэль Макрон на Петербургском международном экономическом форуме, за 10 лет ни одно из французских предприятий, работающих в России, не ушло с этого рынка. Так ли это?

— Это именно так. В отличие от немецких, американских и других компаний французы не ушли, потому что они видят перспективы России. Не ушли, но это не значит, что их бизнес не был переформатирован. Французские предприятия активно адаптируются к новым реалиям — экономическим, правовым. Французский бизнес проявил стойкость и не разочаровался в России.

— А к слову, сколько французских компаний работает в России?

— Здесь разные цифры, потому что иногда речь идет о формально российском предприятии, но с французским капиталом. Или в случае экспортных компаний некоторый экспорт идет через Голландию и фигурирует в статистике таможни как голландский, хотя на деле он французский. По данным Франко-российской торгово-промышленной палаты, в России работает больше тысячи французских компаний, и свыше пяти тысяч экспортируют в Россию.

— Некоторые страны ЕС после санкций смогли восстановить объемы торговли с Россией за счет увеличения продаж тех товаров, которые не попали в российский санкционный список. Смогла ли Франция компенсировать падение двусторонней торговли за счет новых сфер или категорий товаров?

— Есть однозначно потерянные рынки — это сельхозпродукция. Но это частично компенсируется присутствием французского бизнеса в других частях сельскохозяйственной цепочки. Очень много французских предприятий начали под российским брендом, но по французским технологиями и на французские капиталы разрабатывать здесь что-то новое — связанное с генетикой или сельхозоборудованием.

Но я не вижу больших изменений в структуре нашего экспорта: его составной частью, как и прежде, служат в основном высокие технологии, транспортные средства. К тому же объем двусторонней торговли очень зависит от цен на энергоносители: Франция покупает много российского газа, и как только газ дорожает, объем двусторонней торговли автоматически вырастает.

Газораспределительная станция «Западная» ОАО «Газпром»

— Не так давно в России была закрыта организация Business France (государственная французская организация, оказывающая поддержку французским коммерческим компаниям при экспорте их продукции за рубеж). Как это скажется на интересах французского бизнеса в Москве?

Читайте также:
В Туле построят новый лакокрасочный завод для "оборонки"

— Начну с того, что это печальный пример того, как экономика стала заложницей политики. В краткосрочной перспективе закрытие Business France — это плохо, потому что там работала команда, которая давно занималась определенными вопросами. Это плохо и в символическом плане, эта история стала своеобразной иллюстрацией того, что не всё так просто в российско-французских отношениях.

Но в долгосрочном плане особых последствий не будет. Остаются другие операторы, включая Франко-российскую ТПП, которые смогут и будут помогать компаниям, пожелавшим зайти на российский рынок.

Главная проблема не здесь, не в России. Главная проблема — в восприятии России во Франции элитами и экономическими игроками. И основной водораздел лежит между теми компаниями, которые уже в России, и теми, которые еще не пришли. Предприятия, несколько лет назад пришедшие в Россию, остаются, развиваются, продолжают инвестировать и, как правило, очень довольны. А вот те компании, которые здесь еще не работали, не хотят сюда заходить, потому что на Западе про Россию пишут всякие ужасы, да еще и санкции оказывают давление. И самое главное сейчас — помочь таким компаниям преодолеть предрассудки и негативный фон и знакомить их с теми, кто работает в России успешно, уже много лет.

Кому на самом деле принадлежит Америка?

Мало кто задумывается кому же на самом деле принадлежат большие американские корпорации. Вот, к примеру, Джон Рокфеллер основал «Standard Oil», значит «Chevron» или «Exxon» должны принадлежать его предкам. Но, как бы, не так! В США есть много компаний, которые до сих пор носят имена своих основателей. Первопроходцев, талантливых предпринимателей, которые с нуля, буквально, из ничего создавали свои империи. Именно с их именами ассоциируется история страны. Продукция, носящая, их имена есть практически в каждом уголке мира. Итак, начнём.

За основу я взял компании, которые на текущий момент времени входят в индекс Доу Джонса. Их 30, если кто не в курсе. Соответственно, ниже представляю список, актуальный на сентябрь 2018 года. В каждой таблице представлен топ-10 акционеров соответствующей компании.

Apple

Институциональные инвесторы владеют 60,6% акций.

American Express Co

Институциональные инвесторы владеют 84,2% акций.

Boeing Co/The

Институциональные инвесторы владеют 70,1% акций.

Caterpillar Inc

Институциональные инвесторы владеют 68,1% акций.

Cisco Systems Inc

Институциональные инвесторы владеют 76% акций.

Chevron Corp

Институциональные инвесторы владеют 66,3% акций.

Walt Disney Co/The

Институциональные инвесторы владеют 64,4% акций.

DowDuPont Inc

Институциональные инвесторы владеют 71,6% акций.

Goldman Sachs Group Inc/The

Институциональные инвесторы владеют 72,3% акций.

Home Depot Inc/The

Институциональные инвесторы владеют 71,3% акций.

International Business Machines Corp

Институциональные инвесторы владеют 58,1% акций.

Intel Corp

Институциональные инвесторы владеют 67,4% акций.

Johnson & Johnson

Институциональные инвесторы владеют 67,8% акций.

JPMorgan Chase & Co

Институциональные инвесторы владеют 74% акций.

Coca-Cola Co/The

Институциональные инвесторы владеют 74% акций.

McDonald’s Corp

Институциональные инвесторы владеют 68,6% акций.

3M Co

Институциональные инвесторы владеют 67,7% акций.

Merck & Co Inc

Институциональные инвесторы владеют 76,9% акций.

Microsoft Corp

Институциональные инвесторы владеют 73,4% акций.

NIKE Inc

Институциональные инвесторы владеют 81,3% акций.

Pfizer Inc

Институциональные инвесторы владеют 73,2% акций.

Procter & Gamble Co/The

Институциональные инвесторы владеют 61% акций.

Travelers Cos Inc/The

Институциональные инвесторы владеют 80,8% акций.

UnitedHealth Group Inc

Институциональные инвесторы владеют 86,6% акций.

United Technologies Corp

Институциональные инвесторы владеют 82,8% акций.

Visa Inc

Институциональные инвесторы владеют 93,9% акций.

Verizon Communications Inc

Институциональные инвесторы владеют 66,5% акций.

Walgreens Boots Alliance

Институциональные инвесторы владеют 64,4% акций.

Читайте также:
Бизнес-миссия в Шанхае прошла успешно для "Волжских красок"

Walmart Inc

Институциональные инвесторы владеют 30% акций.

У семьи Уолтонов более 47% акций.

Exxon Mobil Corp

Институциональные инвесторы владеют 54,7% акций.

Данная картина заставила призадуматься и сделать ряд выводов:

  1. 29-ю крупнейшими американскими компаниями владеют более, чем на 50% фонды. Где-то эта доля чуть выше 50%, а где-то более 90% («Visa Inc»)
  2. Только у одной — это «Walmart Inc» управление в руках семьи-потомков основателя.
  3. Практически во всех компаниях самая большая доля у «Vanguard Group». Кроме «American Express» (на 1-м месте «Berksire Hathaway» Уоррена Баффета), «Coca-Cola» (на 1-м месте «Berksire Hathaway»), «United Tecnologies Corp» (на 1-м месте «State Street Global Advisers Fund Management»). Ну и, соответственно, «Wallmart».
  4. В большей части компаний лидеры среди держателей — это «Vanguard Group», «State Street Global Advisers Fund Management» и «Black Rock». На самом деле, эти фонды сейчас называют «большая тройка».

Возникает логичный вопрос, а что же представляют из себя эти три самых крупных фонда и кто является их собственником.

Vanguard

«Vanguard — одна из крупнейших в мире инвестиционных компаний, предлагающая большой выбор недорогих взаимных фондов, ETF, консультационных и сопутствующих услуг. Независимо от того, являетесь ли вы индивидуальным инвестором или финансовым профессионалом или корпоративным или институциональным инвестором, вы можете воспользоваться нашим опытом, стабильностью и надежным инвестиционным подходом.»

Существуют с 1975 года. Штаб квартира находится в Valley Forge, Pennsylvania. По данным на 30 сентября 2018 года под управлением находятся активы оценочной стоимостью 5,3 трлн. (!) долларов. Около 190 фондов с активами в США и 220 фондов с активами за пределами США. Более 20 млн. инвесторов в фонды из 170 стран мира, по данным на апрель 2018. Первыми начали создавать фонды, структура которых повторяла состав индекса (так называемые, «индексные фонды»). Компания известна тем, что позиционирует себя как низко-стоимостная. То есть, за участие в ряде фондов инвестору придётся заплатить всего 0,15% в год. Вероятнее всего, это и позволило аккумулировать такие огромные средства в своё управление. Что касается владельцев, то тут всё просто, или же наоборот всё очень сложно. Цитата:

«С момента своего основания в 1975 году Vanguard выделялась как совершенно другая инвестиционная фирма. «Авангард» был основан на простой, но революционной идее — у компании взаимных фондов не должно быть внешних владельцев. Основатель John C. Bogle структурировал Vanguard как компанию, принадлежащую клиентскому ( означает, что акционеры фонда владеют фондами, которые в свою очередь владеют Vanguard) паевому фонду, без привлечения сторонних владельцев.»

Вот так это выглядит:

Источник: сайт компании.

На самом ли деле так? Мне сложно это как-то ещё прокомментировать, но очень похоже на правду. Разумеется, существует много «разоблачающих» статей и конспирологических теорий о владельцах. Но я, по крайней мере, не находил таких, где присутствуют факты доказывающие это.

State Street Global Advisers Fund Management.

Это инвестиционный фонд, предоставляющий услуги инвестиционным компаниям и корпорациям. Управляют фондами акций, облигаций, взаимными фондами. Инвестируют в рынки по всему миру. Штаб-квартира находится в Бостоне, штат Массачусетс. Является дочерней компанией «State Street Global Advisers».

В свою очередь, материнская компания является публичной. Была основана в 1969 году. По состоянию на 31 декабря 2017 года управляли активами на сумму 2,78 трлн. долларов. Самое интересное — это владельцы компании, это топ-10:

Здесь практически те же самые инвестиционные фонды, которые владеют акционерным капиталом компаний, входящих в индекс DJ.

BlackRock Fund Advisors.

«BlackRock Fund Advisors (BFA)», ранее Barclays Global Fund Advisors, является частной компанией, которая является частью подразделения по управлению активами BlackRock Inc. Она предлагает услуги управления активами. Компания была основана в 1984 году и имеет штаб-квартиру в Сан-Франциско, штат Калифорния.

Читайте также:
Компания Covestro принесла Bayer 2 млрд евро

В свою очередь BlackRock Inc была основана в 1988 году. Штаб-квартира находится в Нью-Йорке. По состоянию на 31 декабря 2017 года под управлением компании находились активы на сумму свыше 6 трлн. (!) долларов. Являясь публичной, не так сложно посмотреть топ-10 её акционеров:

Весьма противоречиво, но выглядит так, что «Vanguard» обладает самым большим влиянием на огромную часть американских корпораций. Причём у самой компании, как замечено выше, нет конкретных акционеров, владение «закольцовано» на себя. Так что же это за конструкция?

США и Австралия тайком «кинули» Францию с контрактом по подлодкам

Париж пришел в ярость из-за действий западных союзников

Австралия официально присоединилась к альянсу AUKUS (Австралия, Великобритания, США). Трехсторонний договор подразумевает, что Зеленый континент имеет право на создание собственных ядерных подводных лодок, но в Москве надеются, что до этого дело не дойдет. Новый военно-политический союз трех западных стран направлен против Китая, однако он стал причиной настоящей ярости не только в Пекине, но и во Франции.

Автор: Guillaume Rueda. Фото: ru.wikipedia.org

Власти Австралии приняли решение выйти из соглашения по подлодкам с французской компанией Naval Group — контракта, который должен был стать самым дорогим в истории австралийского военно-морского флота. О смене позиции страны сообщил премьер-министр страны Скотт Моррисон. Вместо приобретения субмарин у европейцев, австралийцы решили закупать их у американцев.

«Франция для нас остается невероятно важным партнером в Тихоокеанском регионе. Но, как премьер-министр, я должен принимать решения в интересах национальной безопасности Австралии, и я знаю, что Франция поступает так же. И я знаю, что в конечном итоге это решение будет понято», — указал Моррисон.

В самой Франции, впрочем, к расторжению договора отнеслись куда как тяжелее. Еще 15 июня в Елисейском дворце Эммануэль Макрон принимая премьер-министра Австралии Моррисона, назвал контракт на 12 дизельных подводных лодок «основой партнерства и доверительных отношений» между двумя странами: «Такая программа основана на передаче ноу-хау и технологий и будет связывать нас на десятилетия вперед». Теперь выяснилось, что эти намерения остались лишь на бумаге.

«Это удар ножом в спину, — негодует глава французского МИД Жан-Ив Ле Дриан. — Это одностороннее, жестокое, непредсказуемое решение очень похоже на то, что делал господин Трамп».

Министра иностранных дел Пятой Республики подчеркнул, что он лично со своими сотрудниками вел переговоры о строительстве подлодок для Австралии с 2014 по 2016 год. По словам дипломата, первую субмарину, построенную французской компанией для австралийской стороны, должны были поставить заказчикам в 2023 году. Ле Дриан также добавил, что между сторонами возникали вопросы о сроках и ценах исполнения заказа, однако вопрос о разрыве договора как такового никогда не стоял.

«Это огромное разочарование», – вторит главе внешнеполитического ведомства французская министр обороны Флоранс Парли. Еще в августе она проводила встречу со своим австралийским коллегой Питером Даттоном в Париже, по итогам которой было выпущено длинное совместное коммюнике со словами о важности совместной работы над подводными лодками как части более широкой стратегии сдерживания Китая в Индо- Тихоокеанском регионе. Австралийский министр не рассказал своим французским партнерам о многомесячных секретных переговорах с США, что заставляет, само собой, Париж призадуматься над искренностью союзников. Более того, в прессе сообщается, что только из слухов в австралийских СМИ Франция узнала о том, что ее контракт вот-вот будет разорван в результате договоренностей между Вашингтоном, Канберрой и Лондоном, заключенных в прямом эфире по видеосвязи.

«Я полагаю, что такая сделка была приготовлена ​​не позавчера, – поддержал французов глава внешнеполитического ведомства Евросоюза Жозеп Боррель. – Несмотря на это, нас не проинформировали». По его словам, новое американо-британо-австралийское соглашение служит еще одним доказательством того, что европейскому объединению необходимо «существовать ради нас самих, поскольку другие существуют ради самих себя».

Читайте также:
Углеродные кредиты выиграла греческая фирма

Действительно, получается также, что не просто Франция осталась без выгодного контракта по подлодкам, но и вообще– как и другие страны ЕС – не была «удостоена чести» стать участницей нового военно-политического пакта.

«Это похоже на новый геополитический порядок без обязывающих союзов, – цитирует The New York Times исследовательницу из парижского научного центра Sciences Po Николь Башаран. – Чтобы противостоять Китаю, Соединенные Штаты, похоже, выбрали другой союз, при котором англосаксонский мир отделен от Франции». По мнению эксперта, давней дружбе между Парижем и Вашингтоном предстоит «очень тяжелый» период.

Сам по себе факт тесного взаимодействия Канберры с Вашингтоном и Лондоном весьма показателен, учитывая трамповский конфликт с европейскими союзниками и «развод» Великобритании с Евросоюзом.

«Ярость в Париже в связи с решением Австралии сорвать планы по покупке французского флота подводных лодок – это не только скандал по поводу оборонного контракта, перерасхода средств и технических характеристик, – комментирует обнажившиеся резкие разногласия между союзниками издание The Guardian. – Это ставит под сомнение трансатлантический альянс против Китая. Сделка с AUKUS вызвала бурю у французского политического класса из-за трампистского унилатерализма Джо Байдена, двуличности Австралии и обычного британского вероломства».

И в этой ситуацию гнев Парижа коснулся не только «двуличных» австралийцев, но и перехвативших у них контракт на десятки миллиардов долларов американцев. Впрочем, дело не исчерпывается только горечью от финансовых потерь французского ВПК. «На взгляд французов, Байден продемонстрировал – и не в первый раз, – что он будет ставить национальные интересы США на первое место», – отмечает The Guardian.

Глава французского МИД Ле Дриан, назвал срыв сделки по подлодкам «односторонним, жестоким и непредсказуемым решением» Соединенных Штатов, сравнил этот шаг Белого дома с поспешными и внезапными политическими сдвигами, обычными для администрации Трампа.

Французские дипломаты в Вашингтоне уже устроили демарш и отменили торжественное мероприятие в своем посольстве в честь 240-ю годовщину Чесапикской битвы, когда французский флот сражался с британскими кораблями, поддержав американцев в их войне за независимость.

Эта история, без сомнения, станет еще одним лыком в строку недовольства европейцев своими заокеанскими «соратниками», усилившегося на фоне выхода США из Афганистана, когда союзники по НАТО фактически не имели права голоса. Неслучайно, после вывода войск из Кабула в Европе активно заговорили о необходимости создания собственных вооруженных сил ЕС.

Обстоятельствами, связанными с появлением нового альянса AUKUS, крайне недовольны не только в Старом свете, но и в Китае. Заключение сделки о поставке атомных подводных лодок австралийцам, предупреждают китайские военные эксперты, теоретически грозит сделать Австралию целью ядерного удара, если вспыхнет атомная война, даже несмотря на обещания Вашингтона не вооружать Канберру ядерным оружием.

Как заявил пекинскому изданию Global Times на условиях анонимности китайский военный эксперт, получив атомные подлодки и соответствующие технологии, Австралия потенциально будет представлять ядерную угрозу для других стран, «поскольку США и Великобритания легко могут развернуть ядерное оружие и баллистические ракеты на австралийских подводных лодках, если они сочтут это необходимым, а обещания Байдена и Моррисона «не стремиться к ядерному оружию» бессмысленны». По словам эксперта, Австралия может стать потенциальной целью ядерного удара, потому что Китай и Россия будут относиться к Канберре не как к «невинной неядерной державе», а как к «союзнику США, который может быть вооружен ядерным оружием в любое время».

Читайте также:
В России будет открыт новый завод по производству диоксида титана

Между тем в МИД России уже выразили надежду, что Австралия не грезит амбициями ядерной державы. Об этом заявила официальный представитель внешнеполитического ведомства Мария Захарова.

При этом, как отметил в разговоре с «МК» руководитель Центра международной безопасности ИМЭМО РАН, член-корреспондент РАН Алексей Арбатов, опасаться превращения Австралии в ядерную державу не стоит.

– На общеевропейскую безопасность нынешний разрыв сделки Австралии с Францией никак не повлияет, а на их двусторонние отношения, конечно, окажет воздействие, —подчеркнул наш собеседник.

Австралия, как комментирует эксперт, приобретает подводные лодки с атомной энергетической установкой, но не ядерное оружие как таковое.

К слову, австралийский премьер-министр Моррисон подчеркнул, что Австралия продолжит выполнять свои обязательства по ядерному нераспространению.

Pernod Ricard

Pernod Ricard

Pernod Ricard – французская компания, производитель и дистрибутор алкогольных напитков. Штаб-квартира — в Париже.

Корни Pernod Ricard уходят в Марсель, где в 1932 году Поль Рикар изобрёл анисовую настойку пастис и основал компанию Ricard. В 1975 году Ricard поглотила другого известного производителя крепких напитков — фирму Pernod (этот год и считается годом основания объединённой компании). Pernod, семейная компания из Савойи, существовала с 1805 года и в первую очередь была известна своим абсентом. В 1915 году производство абсента во Франции было запрещено, и Pernod решила заменить в своей рецептуре полынь на анис (тем не менее, изобретателем анисовой настойки считалась именно Ricard).

Итак, международный холдинг Pernod Ricard (“Перно Рикар”) был основан во Франции в 1975 г. в результате слияния двух, на тот момент достаточно скромных и конкурирующих между собой брендов – Pernod и Ricard.

Характерно, что с первых дней своего рождения объединенная компания устанавливает децентрализованную систему управления — систему, которая впоследствии станет отличительной чертой Pernod Ricard. В соответствии с ней группа состоит из холдинга и дочерних компаний. В функции холдинга входит разработка генеральной стратегии развития, определение текущей политики группы и общее управление её деятельностью, в то время как дочерние компании отвечают за адаптацию и воплощение стратегии на локальных рынках.

Дальнейшая же история невероятно стремительного взлёта группы Pernod Ricard – это, прежде всего, история талантливых, чрезвычайно целеустремленных и влюблённых в свое дело людей, которым удалось за короткий срок превратить небольшое предприятие в Мирового лидера №1 в сегменте элитных крепких алкогольных напитков и вин.

В течение буквально нескольких десятилетий Pernod Ricard завоевал доверие потребителей на всех континентах, став признанным лидером на рынке производства и продажи крепкого алкоголя в премиум-сегменте.

Таких впечатляющих успехов команда под руководством Патрика Рикара добилась в первую очередь благодаря своей продуманной стратегии органичного роста и масштабных поглощений.

В 1980 году французская группа за $100 млн приобрела американскую компанию Austin Nichols, известную своим бурбоном Wild Turkey. В дальнейшем были приобретены такие фирмы как Campbell Distillers (Шотландия), Ramazzotti (Италия), Irish Distillers (Ирландия), Orlando Wyndham (Aвстралия), Havana Club International (Куба).

В 1987 году Pernod Ricard вышла на Парижскую биржу, проведя IPO. На момент объединения общий объём продаж компании оценивался в 348 млн евро (в нынешних ценах), причём 83 % приходилось на Францию.

В 2000 году было приобретено 40 % активов канадской компании Seagram, через два года часть этих активов по производству прохладительных напитков были перепроданы Coca-Cola, а у Pernod Ricard остались коньяк Martell и джин Seagram. В 2003 году была куплена Chivas Bros, выпускавшая виски Chivas Regall.

В 2005 году Pernod Ricard приобрела компанию Allied Domecq (в дальнейшем принадлежавшие последней сети кафе Dunkin Donuts и Baskin Robbins были перепроданы американским фондам прямых инвестиций за $2,43 млрд, а марки текилы Sauza, коньяка Courvoisier, виски Teacher’s Highland Cream и портвейна Cockburn’s — американской Fortune Brands).

Читайте также:
ТК 195 «Материалы и покрытия лакокрасочные» был создан в России

А летом 2008 года французская компания совершила самое крупное в истории отрасли приобретение, поглотив за 9 млрд долларов шведскую Vin&Spirit Group (водка Absolut). В 2009 году южноафриканской компании Distell Group Limited за 31 млн евро был продан коньячный бренд Bisquit.

К 2012 году продажи Pernod Ricard достигли 6,4 млрд евро, и на внутренний рынок приходилось уже только 11 % продаж.

Председателем совета директоров и главным акционером до августа 2012 года был Патрик Рикар, скончавшийся 17 августа от сердечного приступа. Рикар унаследовал этот бизнес от своего отца, развив его в дальнейшем из семейного предприятия в крупную международную корпорацию. Пост генерального директора компании он занял сразу после объединения, в 1975 году, а в 1978 году, после ухода Поля Рикара на пенсию, стал ещё и президентом корпорации. В конце 2008 года на пост управляющего директора (CEO) впервые был назначен не член семьи основателей компании — Пьер Пренге (Pierre Pringuet).

Ключевые факты

– общее число заводов группы во всем мире – около 100;

На данный момент холдингу подчиняются: 6 фирм-производителей продукции и/или владельцев торговых марок, а также 4 региональных центра — “Перно Рикар Франция”, “Перно Рикар Европа”, “Перно Рикар Азия” и “Перно Рикар Америка”, в которые входят компании-дистрибьюторы.

Дочерние компании совместно с компаниями-владельцами торговых марок адаптируют глобальную стратегию группы к тому или иному местному рынку. Поощряя инициативность и приветствуя реализацию сотрудниками своего творческого потенциала, компания стимулирует развитие предпринимательского духа абсолютно на всех уровнях — начиная с рядовых членов команды и заканчивая топ-менеджментом.

Важнейшим отличием и преимуществом компании Pernod Ricard относительно других игроков мирового рынка спиртных напитков является её глобальная стратегия сохранения подлинности и оригинальности рецептуры напитков, которые она представляет. Это означает, что производства располагаются там же, где они находились исторически: настойка Becherovka производится исключительно в Чехии и разливается там же, кубинский ром Havana Club имеет подлинное кубинское происхождение, а джин Beefeater — это единственный истинно лондонский джин, который до сих пор производится в самом центре Лондона.

Целый ряд крупных приобретений, осуществленных Pernod Ricard, оказались весьма обоснованными, выгодными и дальновидными: в их числе Irish Distillers, Ереванский Коньячный Завод, активы Seagram’s — Chivas, Martell, Olmeca, приобретение Allied Domecq — Beefeater, Ballantine’s, Mumm, Perrier-Jouët, Malibu, из последних достижений — приобретение шведского водочного бренда Absolut. Причем в случае с покупкой Seagram’s, как и в случае с покупкой Allied Domecq, компания увеличивалась вдвое, семимильными шагами продвигаясь к лидирующей позиции на рынке!

Сегодня Pernod Ricard продолжает активно развивать портфель своих брендов, следуя стратегии инновационности и премиумизации, при которой приоритет отдается престижным и высокодоходным торговым маркам. Основная цель стратегии — постоянное лидерство и удовлетворение растущих запросов потребителей как в развитых, так и в развивающихся странах.

В настоящий момент группа Pernod Ricard – это мировой лидер в премиальном и престижном сегментах крепких алкогольных напитков.

Топ-10 компаний, контролирующих мировую еду и напитки

Мировой рынок продуктов питания и напитков контролируется всего десятью транснациональными компаниями. И именно эти десять монополистов, как следует из доклада аналитической компании Oxfam International, формируют продуктовую корзину и определяют условия труда большей части населения планеты.

Nestle, PepsiCo, Coca-Cola, Unilever, Danone, General Mills, Kellogg’s, Mars, Associated British Foods и Mondelez — в каждой из них работают тысячи сотрудников, а доходы этой топовой десятки ежегодно составляют миллиарды долларов. При этом многие из этих компаний в прошлом, а некоторые и сегодня, связаны с громкими скандалами как в сфере прав человека, так и в вопросах загрязнения окружающей среды.

Читайте также:
Автомобили от Peugeot и Citroen будут окрашиваться продукцией BASF

Товары этих корпораций мы используем каждый день, и это, конечно, не может не удивлять: при таком огромном количестве выбора, от которого, глядя на витрины супермаркетов, просто разбегаются глаза, мы имеем дело лишь с несколькими производителями. Что бы вы, к примеру, ни выбрали, Mars или Snickers, производители не расстроятся: прибыль получит одна корпорация

Mars, Inc., — единственная компания, которая находится исключительно в частной собственности. Ежегодная выручка составляет $33,0 млрд. Это один из самых известных шоколадных производителей, владеющий такими известными брендами как M&Ms, Milky Way, Snickers и Twix. Также принадлежит ей Uncle Ben’s и производитель жевательных резинок и конфет Wrigley.

Coca-Cola является одним из самых дорогих брендов в мире. Совокупный объем продаж в 2013 финансовом году в стоимостном выражении превысил отметку $47 млрд. Coca-Cola Сo. — крупнейший мировой производитель и поставщик концентратов, сиропов и безалкогольных напитков.

Unilever, выручка которой составила более $50 млрд, владеет такими брендами как Lipton, Brooke Bond, Calve, Rama, Creme Bonjour и другими. Правда, большую часть ее продуктовой линейки представляют средства личной гигиены и бытовая химия. Однако на еду и напитки проходится более трети выручки.

Kellogg – американская компания, зарабатывает меньше всех среди пищевых гигантов. Ее прибыль в 2016 году составила лишь $15 млрд. Kellogg является одним из крупнейших в мире хлебообработчиков и производителей печенья. Известна Kellogg и своими сухими завтраками и продуктами питания быстрого приготовления.

Associated British Foods, заработавшая в прошлом году $16,8 млрд, — производитель продуктов питания, которой удалось выстроить глобальную сеть с помощью приобретений. Теперь ABF производит практически все виды продовольствия, начиная от сахара и заканчивая кукурузным маслом и чаем.

General Mills, прошлогодняя выручка которой достигла $16,6 млрд, владеет рядом одних из наиболее известных американских брендов, таких как Pillsbury, Colombo Yogurt, Betty Crocker, “Зеленый великан”. Производственные мощности компании размещены в 15 странах, однако продукция реализуется более чем в 100. Выпускает хлопья для завтрака, йогурт, замороженное тесто, консервированные супы, пиццу, мороженое, соевые продукты, овощи, муку и др.

Groupe Danone – это французская компания, продающая свою продукцию практически во всех уголках мира, однако Россия — самый ее большой рынок продаж. Компания является крупнейшим в мире продавцом свежих молочных продуктов, больше половины от всего объема продаж данной продукции в мире в 2013 г. пришлось на Groupe Danone. Прибыль прошлого года составила $27,3 млрд.

Mondelez появилась в результате разделения пищевого гиганта Kraft Foods. Во время разделения мировые бренды (Oreo, TUC, Cadbury, Milka, Alpen Gold, Jacobs) достались Mondelez, в то время как американские — Kraft Foods Group. По итогам прошлого года выручка компании составила $25,9 млрд.

PepsiCo помимо известных “содовых брендов” владеет рядом продуктовых торговых марок, таких как Tostitos, Doritos, Quaker. Доход за прошлый год составил $62.8 млрд.

Nestle, несомненно, самая крупнейшая пищевая компания в мире. Она производит растворимый кофе, минеральную воду, шоколад, мороженое, бульоны, молочные продукты, детское питание Gerber, корм для домашних животных, фармацевтическую продукцию и косметику. Более 2 тыс. товарных знаков выпускаются на 461 фабрике в 83 странах мира. За год компания заработала $90.2 млрд.

Добавьте “Правду.Ру” в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google, либо Яндекс.Дзен

Быстрые новости в Telegram-канале Правды.Ру. Не забудьте подписаться, чтоб быть в курсе событий.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: